Не паникуем, а приближаем победу и готовимся к восстановлению страны, — Анна Мурашенко, Really Building

Не паникуем, а приближаем победу и готовимся к восстановлению страны, — Анна Мурашенко, Really Building

Коммерческий директор Really Building Анна Мурашенко рассказала Delo.ua, как чувствует себя строительная сфера во время войны, когда возобновится строительство домов в Киеве и что будет с ценами на недвижимость в столице в ближайшие годы.

Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

С начала полномасштабного вторжения строительная отрасль в Украине замерла, а продажа жилья остановилась – заключать сделки было официально невозможно. Сейчас строительные площадки начали расконсервироваться, а рынок жилья очень медленно, но начинает восстанавливаться.

На отрасль возлагают большие надежды. По подсчетам KSE Institute, по состоянию на 10 мая в результате разрушено или повреждено 35,2 млн квадратных метров жилого фонда. Все это нужно будет отстраивать, причем - даже не дожидаясь победы, ведь крыша над головой сотням тысяч людей нужна уже сейчас.

Анна Мурашенко — коммерческий директор киевской строительной компании Really Building. Это общий бренд украинской компании ВК Групп и израильского партнера Simple Investment. Really Building на рынке с 2016 года. В частности компания построила элитный жилой комплекс Henesi-House в центре Киева, жилые комплексы 4U и Aquamarine – в процессе строительства.

Анна, расскажите, какие бизнес-решения вы принимали в начале войны, чтобы сохранить бизнес, и не потерять команду?

— 24 февраля мы собрались на экстренное совещание, перечислили работникам выплаты, чтобы они могли эвакуироваться, и сделали все, чтобы законсервировать строительные площадки. Серьезно усилили охрану, чтобы сохранить технику и материалы. Сделали финансовый резерв, чтобы при первой возможности возобновить строительство, не рассчитывая на поступления от продаж. И, конечно, помогали нашим работникам эвакуироваться в безопасное место. Многие из них временно переехали в построенный нами же Henesi-House. Наши инвесторы из Израиля, купившие в нем гостевые квартиры для себя, отдали нам их в распоряжение. Лично я переехала туда, потому что живу в пригороде возле аэропорта Борисполь, и первые взрывы были именно там. В центре было безопаснее. Некоторые наши объекты оказались в стратегически важных локациях для наших военных, потому мы предоставили их в пользование. В ВСУ и терроборону пошли многие наши коллеги, в том числе и руководители направлений. Некоторые из них сейчас на фронте, причем в горячих точках, например, в Харьковской, Донецкой и Херсонской областях. Другие включились в волонтерство - в частности, я лично, и наши партнеры в Израиле.

Как именно помогали?

— Еще с 2014 года у нас была тесная связь с военными, мы помогали в лечении раненым, предоставляли квартиры воинам АТО. Поэтому у военных были наши контакты, и они стали обращаться за помощью в первые же часы войны. Нам звонили военные врачи и говорили, что у них ранены, но нет ни бинтов, ни антибиотиков. Я обзванивала все аптеки, но они были закрыты. Тогда мы стали искать медикаменты через знакомых. Первой, кто помог, была частная клиника репродуктивной медицины, которая находилась возле нашего офиса. По звонку они отдали нам все – антибиотики, хирургические средства, антисептики. В первые дни войны были не просто комендантские часы, но и комендантские дни, потому чтобы иметь возможность передвигаться по городу, мы познакомились с терробороной нашего района и кооперировались с военными. А для обустройства блокпостов возили мешки, песок, бетонные блоки – все, что было на наших строительных площадках и могло понадобиться. Даже рации забирали у охраны и отдавали терробороне.

Когда кончились наши запасы стройматериалов, начали искать их у подрядчиков. Здесь была проблема — у тебя есть средства и готов купить, но нет продавцов. На крупных поставщиков выйти не удавалось, они просто не отвечали на звонки. Но более мелкие, которые мы использовали для оперативных задач, открыли нам свои склады, и мы закупили лопаты, мешки, скотч. Нам удалось выйти на руководителя крупной сети супермаркетов, и они отдали консервы и крупы из своего состава, которые мы доставили терробороне. Уже на 6-7 день войны появилась гуманитарная помощь из Европы, начали открываться аптеки и крупные строительные магазины и стало легче.

Недавно вы создали благотворительный фонд. Почему решили пойти по этому пути, а не поддержкой уже существующих благотворительных организаций?

– В первый месяц войны я даже не думала о создании фонда. За средства нашего бизнеса и наших партнеров из Израиля мы закупали форму, автомобили, и делали это без юридического органа. Затем увидела тенденцию, что многие организации переключились на помощь переселенцам. А я общалась с военными на передовой и видела, что их нужды только растут. В то же время начали появляться истории о недобродельных волонтерах, а наши иностранные партнеры хотели быть уверенными, что их средства идут куда надо. Поэтому мы решили создать юридическое лицо, чтобы иностранные партнеры могли посылать помощь по реквизитам, а не просто на частные карты. Это инструмент для упорядочения пожертвований и усиления доверия в глазах поддерживающих нас.

В частности, мы сотрудничаем с Центром помощи Украине Unite for Ukraine (U4U) через посольство Украины в Израиле. Это наши друзья и партнеры. Мы помогаем им организационно. Центр привлекает средства бизнеса и всех небезразличных проблем переселенцев и военных. Сейчас ждем поставки тактических аптечек для наших военных от U4U.

Куда прежде всего направляете помощь и в чем сейчас наибольшая потребность?

— Потребность становится меньше, но они все равно. Сейчас самая большая потребность в летней форме. Ее выдают по одному комплекту, а этого не хватает, когда ты в поле и даже не сможешь постирать. Очень много запросов по снабжению дронами. Это расходный материал: коптеры используют для разведки, их часто взбивают, а стоят они от 4000 евро. Это ресурс, который нужно постоянно обновлять. Государственные структуры менее гибки. Между запросом на реализацию может пройти много времени. А у нас были случаи, когда подразделение работает на передовой, а у них на 150 человек один тепловизор. Такие вопросы нужно решать через пару дней, а не ждать, пока у государства будет возможность проработать запрос. В такие моменты волонтеры более оперативны.

Помогаем мы, прежде всего, подразделениям, где воюют наши работники. К примеру, 95 бригаде. Мой отец тоже на фронте, мы помогаем его бригаде, а еще одному известному сейчас полку, морпехам, пограничникам и другим подразделениям.

У многих украинцев в результате насущная потребность в жилье только в Киеве повреждены более 200 домов, в Ирпене более 3,5 тысячи. Всем этим людям нужны будут квартиры. Рассматриваете ли вы возможность возобновления строительства в ближайшее время?

- Да, на днях руководители разных направлений нашей компании обсудили ситуацию и создали план действий. Мы очень надеемся возобновить работы в начале июня хотя бы по тем объектам, которые на финальной стадии. Один из таких объектов у нас находится на Академгородке – это жилой комплекс "4U". Если бы не война, мы должны были ввести его в эксплуатацию в конце марта. Среди его инвесторов очень много людей из Ирпеня и Бучи. Кто-то из них рассматривал покупку квартиры как инвестицию, но сейчас она нужна им, чтобы жить.

ЖК HHouse

А есть такие, чьи дома в пригороде остались целыми, но им нужны средства на жизнь, поэтому они хотели бы перепродать или сдать в аренду купленные квартиры. Поэтому наши усилия пойдут на то, чтобы максимально быстро завершить все работы и ввести дом в эксплуатацию. К сожалению, есть два покупателя из Бучи, которые до сих пор не выходили на связь и не отвечали на наши звонки. Надеюсь, у них все нормально, и со временем они с нами свяжутся.

До войны на этом ЖК мы начали строить еще две секции. Вторую планировали сдать до конца 2022 года. Думаю, сроки там пройдут где-то на полгода.

Сколько объектов у вас были в процессе строительства по состоянию на начало войны?

— В активной стадии было три жилых комплекса. Кроме "4U" на Академгородке, также на финальной стадии строительства был ЖК Aquamarine в городе Украинка, это 40 км от Киева. Должны были ввести его в эксплуатацию в начале лета. Третий объект – многофункциональный комплекс с апартаментами. Продажи в ней мы еще не начинали, планировали сделать это в начале лета. Если все будет хорошо, первые два объекта планируем сдать до 1 сентября.

Есть ли у вас покупатели, вкладывавшиеся в жилье в рассрочку? Есть ли у них возможность сейчас делать взносы?

– До 1 мая мы заморозили платежи по рассрочкам. А в мае сообщили всем, что планируем возобновить работу и просим возобновить платежи. Сейчас обзваниваем покупателей и анализируем, какая у них ситуация. Подход индивидуален — если у кого сейчас нет возможности платить, мы просим написать заявление, рассматриваем его и предлагаем более лояльные условия. В условиях войны о категоричности речь не идет.

Что происходит с рынком жилья в столице? Интересуются ли покупатели квартирами?

— Где-то месяц назад спрос оживился. Причем, как ни странно, жилье в Киеве рассматривается как инвестиция. Это люди, которые верят в нашу победу и понимают, что Киев — первый город, который полноценно заживет, это наш финансовый центр. Инвестировать в жилье в нем сейчас выгодно, потому что застройщики готовы давать очень лояльные цены, а сразу после победы стоимость квадратных метров существенно вырастет. Еще интересный момент – активно интересуются квартирами в Киеве и иностранные инвесторы. Мы сотрудничаем с израильской инвестиционной компанией Simple Investment и спрос был с первых дней войны. Были такие жители Израиля, которые даже в конце февраля готовы были приобрести жилье в Киеве и инвестировать в это. В целом, интерес к Украине существенно вырос. Это меня успокаивает, потому что я понимаю, что при первой возможности мы очень быстро восстановимся.

Продажи как таковые долгое время не были, потому что не работали нотариусы и государственные реестры. Но сейчас государство разрешило сделки с недвижимостью, и рынок восстанавливается. Мы пока не открывали продажи – планируем сделать это после возобновления строительства.

Какие трудности могут возникнуть, когда вы возобновите строительство?

— Большинство наших материалов украинского производства, с ними проще. К примеру, еще месяц назад бетонные заводы не работали, сейчас они понемногу оживают. У нас очень много квартир с ремонтом под ключ – такова специфика компании. Еще до войны мы заказали мебель на Ивано-Франковском заводе, они уже возобновили работу и неделю назад сделали нам поставку.

Сложнее с иностранными материалами, используемыми для внутренних отделочных работ. Как будут происходить поставки, пока не ясно. Что-то есть в резервах на складах, но эти запасы скоро закончатся. Надеюсь, логистику удастся быстро наладить. По нашим прогнозам, к началу сентября все строительные процессы должны быть восстановлены в полном объеме. Это постепенный процесс. Паниковать не нужно, нужно учиться работать в новых обстоятельствах и адаптироваться к новым реалиям, перепланировать строительный календарный план, смещать процессы и планировать работы, учитывая безопасность и наличие материалов. Некоторых поставщиков придется поменять, но это не проблема.

БЦ Liner

Вы сказали, что вырастут цены на жилье в Киеве. Расскажите подробнее, какие ключевые факторы повлияют на цены?

— Главная причина заключается в том, что спрос будет превышать предложение. Количество жилья в Киеве сейчас не растет. Даже когда строительство возобновится, все будут достраивать объекты, которые были запущены, а не запускать новые. Еще до войны спрос на жилье в столице был очень высок. В большинстве жилых комплексов 30-40% жилья были проданы еще на этапе фундамента. Очень мало объектов имели непроданные квартиры до завершения строительства. А сейчас спрос еще больше вырастет, ведь в Киев будут переезжать с Юга и Востока, как это было в 2014 году. Тогда динамика цен на жилье в столице была очень высока, и эта ситуация снова повторится еще в больших масштабах. И вместе с тем сейчас многим компаниям нужно привлекать средства, чтобы продолжить строительство. Они готовы создавать программы лояльности.

Но это ненадолго. Потому что держать нынешние цены будет невозможно из-за удорожания строительных материалов. например, бетон за два года подорожал почти вдвое – с 1400 до 2400 грн за квадратный метр. Арматура - более чем вдвое - с 13,7 тысячи грн до 28 тысяч за тонну. Так же – с кирпичом, газоблоком, минеральной ватой и другими материалами. Это не может не отразиться на цене жилья в новостройках.

ЖК Aquamarine

Если говорить о строительной отрасли в Украине в целом, что сейчас происходит на рынке?

— С начала войны строительство по всей стране полностью остановилось. В настоящее время в западной части Украины строительные компании уже работают. Есть определенные проблемы со снабжением стройматериалами, потому что многие подрядчики до сих пор не вернулись к работе, их склады повреждены, а производство разрушено.

Сейчас часто говорят о том, что после победы будет много работы по восстановлению инфраструктуры. Будете ли вы в этом участвовать?

— Да, мы работаем над проектами восстановления городов. Есть два эскизных проекта, которые мы уже подали на рассмотрение в Киевскую ОГА. К такому жилью есть определенные требования, например, правильные укрытия и эвакуационные выходы. А еще это быстрое, а значит не высотное строительство. Проекты должны быть такими, чтобы построить дом за срок до года. Речь идет о социальном жилье в Киевской области, которое будет предоставляться тем, кто потерял собственное жилье. Такие дома будут сдаваться в эксплуатацию уже с отделочными работами и возможно даже с мебелью. На уровне руководства государства еще нет четких алгоритмов, когда, как и за какое финансирование запустят этот процесс. Но представители строительного бизнеса подходят к нему очень серьезно, хотят участвовать в восстановлении страны и быть максимально полезны.

Это будет происходить уже после победы?

— Речь идет о том, чтобы начать это делать еще во время войны, как можно скорее. Знаю, что иностранные фонды и партнеры готовы включаться в восстановление наших городов. Думаю, что поддержка будет мощной. Для иностранцев сейчас за честь приобщиться к помощи Украине, и это здорово.

Главное сейчас – наша победа, чтобы перестали погибать наши защитники и мирные люди. А все задачи мы сможем выполнить и сделать страну еще лучше и успешнее.

Общалась Татьяна Гонченко