"Возим гуманитарку и работаем на выживание, — о заработке сейчас не может быть и речи", — Виктор Шевченко, ZAMMLER

  • Корреспондент

"Возим гуманитарку и работаем на выживание,  —  о заработке сейчас не может быть и речи", —  Виктор Шевченко, ZAMMLER
Кавер к тексту: Delo.ua

В эксклюзивном интервью совладелец группы логистических компаний ZAMMLER Виктор Шевченко рассказал Delo.ua о транспортных перевозках в Украине во время войны, почему много сотрудников компании пошли защищать страну от российских оккупантов, а также как переориентировали компанию для перевозки гуманитарных грузов. 

Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Виктор Шевченко — совладелец группы логистических компаний ZAMMLER, генеральный директор ТОВ "ЗАММЛЕР УКРАИНА". В логистической отрасли уже более 20 лет, а по версии Mintrans входит в пятерку лучших топ-менеджеров в логистике. С первых дней полномасштабной войны записался в ряды территориальной обороны Киева, компанию в Украине переориентировал, в основном, на доставку гуманитарных грузов. 

Какие шаги вы предпринимали, чтобы организовать работу компании в военное время? 

 С первых дней вторжения России в Украину я вступил в ряды теробороны, операционные задачи по управлению компанией перешли руководителям департаментов по направлениям и финансовому директору. Каждый по своим участкам и по сей день занимается бизнесом и насущными задачами. Поэтому сейчас компания работает в оперативном режиме, как и многий другой бизнес.

Когда Россия начала бомбить Украину, мы дали возможность сотрудникам, кто смог и захотел, переехать в более безопасные регионы Украины или в Европу. При этом все сотрудники остаются на связи, а некоторые даже продолжают выполнять задачи по перевозкам внутри страны.  

Наверное, важно сказать, что к сценарию полномасштабной войны мы пытались подготовиться, насколько это возможно. За несколько месяцев до войны мы начали подготовку ВСP плана в случае военных действий рашистов. Мы попытались дать четкие инструкции, как себя вести сотрудникам, отдельно водителям, работникам складов, офисов, а также уведомить клиентов и партнеров о плане наших действий в разных ситуациях. Не скажу, что нам удалось благодаря этому избежать страха или паники, но наличие этой информации как опорных точек таки сыграло свою позитивную роль.

Что вас подтолкнуло пойти в тероборону, а управление бизнесом оставить коллегам? Вы продолжаете принимать решения в компании? 

 Я не мог остаться в стороне, поэтому пошел в тероборону. Но я продолжаю принимать ключевые решения в компании. У нас есть корпоративный чат, где я постоянно делюсь информацией с коллегами, когда могу  включаюсь в операционные задачи, а если нет  принимаю участие только по стратегически важным вопросам. Примерно на 80% знаю, что происходит в компании, но коллеги и начальники отделов, конечно, оперативнее реагируют, нежели я. 

Можете описать рынок логистики в военное время? 

 Морское направление не работает, авиационное тоже. Остались только автомобильные перевозки и ж/д транспорт. 

На примере нашей компании расскажу, что сейчас с транспортными перевозками. С 24 февраля работало только около 20% наших машин. В первые дни, конечно, был хаос. Не все люди выходили на связь, многие не понимали, кто и где находится. Также мы не понимали, как везти грузы и как работают заправки, где передвигаться можно, а где это крайне небезопасно. Спустя время, когда люди стали приходить в себя и начала поступать информация, активно включились волонтеры и международное сообщество, работа начала стабилизироваться. 

Автопарк логистической компании Zammler. Фото: пресс-служба Zammler

Сейчас спрос на перевозки вырос катастрофически, но не всегда мы, да и рынок в целом, может удовлетворить этот спрос  большая нехватка машин и водителей. На нашем примере: одна наша машина стоит без доступа в Днепре, другая 40 дней находилась в Ирпене.

Сейчас наши машины начали активнее возить коммерческие грузы со складов из центральной части страны на запад Украины. Потом оттуда в Киев мы везем гуманитарку. Из Киева гуманитарная помощь отправляется в другие города и красные зоны. Доставлять грузы в зоны боевых действий очень сложно. Здесь нужны обученные водители или военные, чтобы ехать в Чернигов, Сумы, Харьков и другие горячие точки. Эту проблему решаем благодаря добровольцам или военным. 

Гуманитарные грузы мы возим бесплатно, просим только компенсировать топливо. Что же касается коммерческих, то тут нужно отметить и рост тарифов в связи с войной, бизнесу нужно быть к этому готовым. Например, если раньше стоимость отправки по маршруту Киев — Львов біла 10 тысяч гривен, то теперь это уже 50 тысяч (речь идет о 20-тонных фурах). Здесь играет роль срочность перевозки, дефицит транспорта, опасность маршрутов, лимиты на топливо.

Сколько гуманитарного груза вы привезли с 24 февраля?

 Мы пытаемся аккумулировать информацию по истечении месяца. За первый месяц войны, по нашим приблизительным подсчетам, мы совершили более 120 рейсов для перевозки гуманитарных грузов. Были задействованы автомобили разной тоннажности, но в основном 20-тонники. 

Среди частых международных рейсов  это доставка из Польши и Нидерландов, из Лондона и Праги. Если говорить о перевозках по Украине, то основные потоки гуманитарной помощи, конечно, из западных регионов Львова, Ужгорода, Черновцов и Тернополя. Также несколько наших машин постоянно задействованы в Киеве для нужд ТрО, ЗСУ и гуманитарного штаба. Здесь количество перевозок даже не считаем, просто отдали авто "по умолчанию" на период войны. 

Кроме того, что вы пошли в тероборону, что вы еще делаете для того, чтобы бороться с оккупантами? 

 На самом деле в тероборону я пошел не один,  сейчас довольно много сотрудников нашей компании взяли оружие в руки и защищают страну. Также очень много коллег занимаются волонтерством: кто-то помогает переселенцам, кто-то ищет еду, лекарства, амуницию. Кто-то распространяет информацию, транслирует ее на международную аудиторию. С первых дней войны на нашем сайте первое, что можно увидеть,  фото реальных событий в Украине и призыв не верить русской пропаганде. Я очень благодарен на самом деле всей команде, что во время такого ужасного испытания они не просто не сдались, они продолжают борьбу с врагом каждый на своем фронте. 

Команда Zammler. Фото: пресс-служба Zammler

Огромную работу ведут сотрудники наших компаний в других странах. Мы видим большую поддержку со стороны наших сотрудников, партнеров, клиентов в Польше и Казахстане. В Польше помогают с поиском жилья для наших работников, вынужденных эвакуироваться, а также помогают с гуманитарными грузами из Нидерландов и Германии, которые отправляются в Украину. В Казахстане местная общественная организация сформировала штаб помощи Украине, куда передают лекарства, товары для детей, деньги, медицинское оборудование. Наши сотрудники в Казахстане организовали работу склада, где консолидируют и обрабатывают грузы перед отправкой. Так, уже переправили несколько контейнеров.

Также где-то, возможно, мы стали стимулом для наших клиентов, чтобы они тоже активнее включались в помощь на гуманитарном фронте. Мы обратились к клиентам с призывом по возможности выделить часть продукции для потребностей военных и гражданского населения.

Гуманитарная помощь для украинцев. Фото: пресс-служба Zammler

В свою очередь мы не принимаем заявки от новых клиентов на оказание услуг, если компания представлена в России. Удивительно, но такие запросы продолжают поступать и, конечно же отправляются за русским кораблем. 

Ну и из последнего, мы готовим судебный иск в международные суды против России за использование части нашего логотипа в этой подлой кровопролитной войне. Мы инвестировали слишком много труда, любви, денег в развитие нашего бренда, в узнаваемость нашей фирменной Z, чтобы просто подарить ее рашистам. Теперь мы вынуждены заклеивать наши лого на ходу, в буквальном смысле этого слова, поскольку это небезопасно даже для водителей. Эта Z теперь стала символом убийств, варварства и геноцида, которые совершает российская армия. И этого мы тоже не простим. 

Какие проблемы вашей компании принесли масштабные военные действия на территории нашей страны? 

 Сейчас у всего украинского бизнеса проблемы — от Киева до восточных регионов. Поэтому многие компании, бизнес которых остановился, начали активно заниматься помощью: они не могут зарабатывать деньги, но у них есть ресурсы помогать. 

В нашей компании произошел отток денежных средств, так как все европейские кредиты заморожены. Также есть проблема с оттоком персонала, ведь много сотрудников разъехались. 

При этом часть сотрудников может работать удаленно, кто-то даже в офисе. Но если мы говорим о нашем складском хозяйстве, где раньше работало 280 человек, то на сегодня доступны только 20 человек.

Еще одна большая проблема — отсутствие водителей. Этого персонала и до войны не хватало, но теперь в таких кадрах острая необходимость. 

В компании перестроили бюджеты? 

 Прописанные ранее бюджеты уже неактуальны. Сейчас мы тратим деньги на зарплаты и помощь тем сотрудникам, кто в этом нуждается. Также деньги идут на ремонт и заправку машин. Плюс выделяем средства на перевозку гуманитарных грузов. При этом мы не прерываем отношения с бизнес-партнерами, которым стараемся выплачивать долги по контрактам. В общем, работаем на выживание, так как о заработке сейчас не может быть и речи. 

Совладелец группы логистических компаний ZAMMLER Виктор Шевченко в мирное время. Фото: пресс-служба Zammler

Ваша компания наверняка несет убытки. Сколько это в деньгах? 

 Мы даже еще не брались подсчитать. Соберем данные и где-то к середине апреля будем знать эти суммы. 

Участвуете ли вы в программе эвакуации предприятий? 

 Да, с программой не так давно ознакомился. Мы начали некоторые шаги, поиск потенциально возможных мест для релокации складских помещений. Но сейчас ситуация такова, что переезжать нам некуда. У нас почти все складские площади категории А, то есть современные обустроенные складские комплексы с необходимыми четко определенными параметрами. Пока из того, что мы увидели, то на западе Украины складов в рабочем состоянии и хоть какой-то классности (не ангаров) сейчас нет. То, что есть, это старые производственные помещения, либо в аварийном, либо в состоянии ремонта, небольшой площади, а нам нужно не менее 5 тысяч квадратных метров.

В то же время расходы на запуск нового склада колоссальны, учитывая перемещение техники, переезд работников с семьями, аренду жилья и т.п. Поэтому мы держим руку на пульсе, рассматриваем разные варианты и концентрируемся больше на приближении безоговорочной победы, чтобы никому и никогда не пришлось покидать ни бизнес, ни дома.

Импорт и экспорт сейчас в каком состоянии? Удается ли осуществлять перевозки внутри страны?

 В середине марта наша компания получила запрос из Израиля. Потом было еще 10-15 запросов от средних и небольших украинских компаний, которые переехали на запад Украины. Чтобы продолжить свою деятельность, они пытаются вывозить свой товар со складов в центральной части страны. 

Крупные компании также пробуют делать поставки на запад Украины. Но они вывозят немного товаров, ведь там нет необходимых площадей. Например, компания занимается электронной техникой и имеет в Киеве огромные склады в тысячи квадратных метров. Переехав на запад страны, у нее склад в 500 квадратных метров. Компания не сможет возить столько продукции, сколько раньше, так как товары негде хранить.

Вы как участник рынка логистики можете прокомментировать заявление Минагро о том, что экспортировать зерно будут пробовать ж/д транспортом через Румынию и Молдову? Насколько это реально? 

 Это реальная возможность, но сейчас нет специализированных зерновозов. Однако можно переоборудовать грузовые вагоны и организовать вывоз зерна. Но это будут не те объемы, которые мы вывозили до войны. Это не та скорость, если сравнивать с перевозкой морским путем. Плюс ко всему при перевозке ж/д транспортом всегда есть незначительные потери товара. 

Но все это возможно, хотя сейчас сложно что-то планировать, ведь мы не знаем, как будут развиваться события, какие города мы сможем освободить и т. д. Например, в нашей компании мы более чем на три дня ничего не планируем. Но экспортировать зерно надо, так как это значимые валютные поступления в страну от его продажи. 

Есть ли сейчас проблемы с пропуском авто на границах? 

— Насчет пропуска машин на таможне жалоб нет. Пограничники быстро осматривают и пропускают машины, особенно с гуманитарными грузами. За 20 лет работы в логистике я не помню, чтобы так быстро пропускали машины. 

Хотя сейчас и таких объемов грузов нет, поэтому это еще одна из причин быстрых проверок на таможне. Раньше в Украину 10-20% перевозчиков завозили иностранные товары, а это миллионы тонн грузов, но сейчас никто из международных перевозчиков не поедет в нашу страну. Им это запрещают делать страховые компании, ведь ни одна страховая не покрывает военные риски. Поэтому остается надежда только на украинский автопарк, который, к сожалению, до войны был не в лучшем состоянии. 

Машины компании Zammler перевозят гуманитарные грузы. Фото: пресс-служба Zammler

Какая сейчас нужна поддержка логистической отрасли со стороны государства? 

 Нужно снять лимиты на топливо на заправках, так как грузовые машины заправляются большим количеством топлива. Это из мелких пожеланий. А глобально было бы хорошо, чтобы на западе Украины предоставляли грузовики в лизинг. 

Со стороны правительства недавно была объявлена программа беспроцентного кредита бизнесу. Многие могут воспользоваться этой возможностью, чтобы платить зарплаты, ремонтировать машины и т. д. Но за эти деньги сложно купить новую машину для перевозок, так как на грузовики до масштабной войны очередь была на шесть месяцев вперед.

Что касается складской логистики, то не лишним было бы содействие в переговорах с арендодателями складских помещений. Надо искать возможности уменьшения арендной платы, предоставления каникул на время войны, компенсации потерь, хотя бы частичных, и не только в случае уничтожения или повреждения имущества, а именно экономических потерь бизнеса за период войны.

Как вы считаете, после победы Украины будут ли иностранные инвесторы вкладывать в нашу страну большие деньги или они будут опасаться такого соседа, как Россия? 

 Если завтра мы победим Путина и пройдемся по Красной площади, то иностранные инвесторы будут понимать, что Россия больше не нападет. Тогда инвесторы будут вкладывать большие деньги в нашу страну. А когда инвестор будет понимать, что какая-то угроза осталась или конфликт заморожен, то никто никогда денег не даст. Поэтому без полной победы над Россией никто не будет инвестировать.