Энергетика 27 января 2017 в 7:18

Почему сокращаются темпы роста добычи газа и нефти в Украине

Несмотря на двукратное снижение мировых цен на нефть и газ, украинский бюджет получал стабильные поступления от высокой ренты на добычу нефти и газа. Государство направило эти деньги на субсидии для населения, а добывающие компании не смогли удержать темпы прироста добычи голубого топлива

С тех пор как украинские чиновники признали, что закупка природного газа у российского "Газпрома" является политическим инструментом, ими всячески повторяется мысль, что Украина должна самостоятельно обеспечивать себя топливом. Однако до сих пор, у правительства слова расходились с делом.

Снять сливки

В 2014 году Кабинет министров и Верховная Рада Украины судорожно искали источники наполнения бюджета. Одной из жертв бюджетного дефицита стали добывающие компании — для них в несколько раз повысили ставки ренты на добычу нефти и газа в Украине.

Но все это время правительственные чиновники и парламентарии наперебой рассказывали о потенциале украинского нефте- и газодобывающего сектора и необходимости добывать 27 млрд куб. газа к 2020 году.

Но рынку пока сложно ощутить эффект от этой заботы.

По данным Ассоциации газодобывающих компаний Украины (АГКУ), из-за двукратного падения цен на газ и нефть и усиления фискального давления, снизились частные инвестиции в отрасль и, соответственно, темпы прироста добычи углеводородов.

Еще в 2013 году прирост добычи газа частными компаниями составлял 25%, в 2014 году — 32%. Но в 2015 году скорость прироста добычи у частников резко снизилась — до 15%. А по итогам 2016-го этот показатель упал до 5,8%.

Добыча нефти снижается вместе с ухудшением положения главного нефтедобытчика — полугосударственной "Укрнафты".

За последние четыре года цена газа упала вдвое — с $415 до $180 за 1 тыс. куб. и вдвое подешевела нефть. И если для потребителей — это плюс (с учетом роста курса валют) то для производителей — однозначный минус.

Глава АГКУ Роман Опимах рассказывает, что в апреле 2014 года повысили ренту для частных компаний — до 55% и 28%, в зависимости от глубины скважин, и 70% для госкомпаний и компаний, работающих с по договорам о совместной деятельности (СД).

Рента платится с цены реализации газа, а большую его часть в Украине добывает государственное ПАО "Укргазвыдобування". Для него цену регулирует государство: в 2013 году 1 тыс. куб. м стоила 360 грн, в 2015 году — 1380 грн, а в 2016 г. — первом квартале 2017 года — 4895 грн.

Таким образом, за счет повышения цены государственного газа и увеличения рентных ставок, объем налоговых поступлений от газодобывающих компаний подрос.

Но при этом, в долларовом эквиваленте газ подешевел вдвое. "Часть оборудования, которое используется в Украине для бурения скважин и добычи, импортное или содержит валютную составляющую", — рассказывает Опимах. Соответственно, расходы добытчиков — валютные, а доходы — гривневые.

На то, чтобы донести до парламента и правительства мысль о необходимости снизить ренту, газодобытчики потратили полтора года, а нефтяники — два. Сопротивлялся Минфин: ведь собранную ренту направляют на поддержание системы субсидий, объем которых постоянно растет.

Как работается газовикам?

Один из основных показателей, влияющих на уровень добычи, — объемы бурения новых скважин. Для нефте- и газодобывающей отраслей характерно естественное падение добычи на старых скважинах. Его можно отсрочить мероприятиями по интенсификации или бурением новых скважин взамен. И эта часть бизнеса тесно сопряжена с остальными отраслями — поставщиками оборудования и материалов, подрядчиками.

Эксперт нефтяного рынка Андрей Закревский уверен, что высокая рента убила сервисный бизнес и ухудшила положение частной добычи. "В эти годы бурились только глубокие скважины (на них поднятие ренты не было катастрофическим), либо заложенные до поднятия рентных платежей, либо — необходимые для соблюдения лицензионных соглашений", — объясняет Закревский.

С 2014 по 2016 годы снизили объемы бурение как частники так и госпредприятия.

Например, крупнейшая частная добывающая компания в Украине — "Нефтегаздобыча" (энергохолдинг ДТЭК Рината Ахметова) пробурила в 2014 году 33,7 тыс. м, в 2015 — 18,3 тыс. м, а в 2016 — всего 3,5 тыс. м. Снижение объемов бурения в компании корректно объясняют внешними обстоятельствами — "в первую очередь, инвестиционно-регуляторной средой".

Зато в 2016 году на 25 тыс. м увеличила бурение государственная "Укргазвыдобування" - до 198 тыс. м. Также компания закончила 74 новые скважины, провела 20 гидроразрывов и 100 операций колтюбинга (ремонт скважин). Но объяснение ее успехов простое: с 2013 года газ от "Укргазвыдобування" подорожал с 360 грн до 4895 грн. У компании просто появилась поддержка акционера (НАК "Нафтогаз Украины") и правительства на развитие добычи и, соответственно, деньги для реинвестиций.

А частные компании наращивают добычу за счет инвестиций прошлых годов.

Нефтяная сторона проблемы

Крупнейшая нефтедобывающая компания "Укрнафта" пробурила всего 7,147 тыс. м в 2016 году и закончила строительство 5 скважин (по состоянию на 27 декабря 2016 года). Ее представители объясняют это ограниченным финансированием, поскольку в предыдущие годы темпы бурения были в разы больше: в 2015 — 13,223 тыс. м и 10 скважин, в 2014 — 42,148 тыс. м и 12 скважин.

Но на падение добычи нефти повлияла не столько высокая рента, сколько внутренние проблемы в "Укрнафте", считает Закревский. Компания добывает большую часть нефти в стране, но каждый год теряет 10-20% добычи.

За 10 лет она сократила добычу с 2,8 до 1,4 млн тонн в год

"Поднятие рентных платежей на нефть в 2014 году стало одной из попыток государства хоть что-то получить от Коломойского (один из миноритарных акционеров "Укрнафты", фактический контролировавший компанию — Delo.UA). Кроме того, неуплата рентных платежей приводит к отбору лицензии — а это еще один способ давления на собственников нефтегазовых активов", — объясняет Закревский.

Действительно, используя долг за ренту и угрозу отобрать лицензии на нефтедобычу, государство смогло поменять топ-менеджмент в "Укрнафте", получить дивиденды за 2011-2013 годы и остановить рост налоговой задолженности компании.

Но добыча нефти неуклонно снижается. Более того, в "Укрнафте" честно рассказывают, что уже несколько лет подряд новые скважины компания вводит не столько своими силами, сколько благодаря договорам о совместной деятельности (СД). В 2014 году СД закончили строительство шести из 12 новых скважин, в 2015-м — шести из 10, а в 2016-м — четырех из пяти.

К 2017 году, рассказывает Закревский, в "Укрнафте" сложилась катастрофическая ситуация со скважинным фондом: около 200 выведены из фонда, 200 — ожидают ликвидации, 200 — газовые.

"Значит из около 1500 скважин в Укрнафте останется меньше 1000 скважин с реальной добычей нефти", — уточняет эксперт.

В "Укрнафте" на запрос Delo.UA ответили, что при проведении производственной деятельности ПАО "Укрнафта" не планирует закрытие скважин в 2017 году. "Такие процессы происходят по мере возникновения необходимости, а именно — определение экономической нецелесообразности (изменение стоимости углеводородов) и возникновении геолого-технических причин, которые делают невозможным дальнейшую эксплуатацию скважин", — сообщили в пресс-службе компании.

Что меняется у газовиков?

В 2016 году снизилась рента для государственных компаний, а с 2018 года — 5% ренты будет оставаться в регионах. Это должно улучшить отношения компаний с региональными властями.

Но в том и проблема, что работая в одинаковых геологических условиях, компании в Украине могут получить разные ставки ренты.

"У нас восемь вариаций ренты на добычу нефти, газа и газового конденсата — в зависимости от глубины скважины, расположения месторождения (шельф или материк), формы сотрудничества с государством (договора о совместной деятельности, распределении продукции и инвест-договора) — от 1,25% до 70%", — подытожил фискальные условия в новом году Опимах.

Один из отрицательных примеров — рентная ставка в 1,25% для добычи любого газа на Юзовской площади. Изначально она устанавливалась для стимулирования добычи сланцевого газа, но распространяется и традиционную добычу.

Под занавес уходящего года АГКУ и газодобытчики пытались добиться стимулирующей ставки для новых скважин — 12% на бессрочный период. Снижение мотивировали низкими ценами на газ и необходимостью нарастить добычу до 27 млрд куб. м к 2020 году.

"В 2016 году должны были вложить около $600 млн, в 2020 году — сумма должна увеличиться в три раза. Совокупно нужно вложить $5,5 млрд. Мы сомневаемся, что они появятся — система (налогообложение, регуляторное поле — Delo.UA.) не изменилась", — комментирует Опимах провал голосования по внедрению сниженной ренты.

По расчетам АГКУ, в перспективе четырех лет новация привела бы к небольшому снижению поступлений от ренты (134,1 млрд грн против 140 млрд грн), но значительно увеличила бы поступления налога на прибыль (46,9 млрд грн против 61,4 млрд грн). В результате, государство получило бы 195,6 млрд грн вместо 187,1 млрд грн.

"Газодобытчики намерены продолжить диалог с государством о необходимости внедрения стимулирующего фискального режима, поскольку от этого будет зависеть выполнение плана, озвученного правительством — об увеличении добычи газа в Украине до 27 млрд куб. м до 2020 года", — сообщили в пресс-службе "Нефтегаздобычи".

Что должно измениться у нефтяников

С 2017 года снизилась рента для нефтяников — до 21% и 14% в зависимости от глубины скважины. Однако, учитывая ситуацию в "Укрнафте", одной рентой проблемы не исправить.

Спад добычи нефти в Украине реально может остановить "Укргазвыдобування", если начнет разрабатывать свои нефтяные активы, считает Закревский. Но в последние годы компания сосредоточилась на газодобыче.

""Укрнафта" на это не способна в том виде, в котором она сейчас есть: бурение осуществляется только по договорам СД", — уверен эксперт. Он добавил, что переломить спад можно за три года, но с помощью "Укргазвыдобування" и частных добывающих компаний.

В качестве примера можно привести белорусов, которые стабилизировали свою нефтедобычу за четыре года.

По его подсчетам, для роста добычи "Укрнафте" нужно потратить около $12 млрд, которых у компании нет. Ежегодно нужно бурить около 200 новых скважин (средняя стоимость — около $2 млн), проводить по 200 операций гидроразрыва пласта (ГРП) и обзавестись собственными 12 бригадами по капитальному ремонту скважин, оборудованных колтюбинговыми установками.

"Понижения ренты и экономии компанией 1,3 млрд грн хватит только на небольшую программу по интенсификации, значит ожидать стабилизации добычи "Укрнафтой" не приходится", — отмечает Закревский.

Однако, в "Укрнафте" сообщили, что в приоритете повышение производительности существующих скважин. Компания собирается заменять изношенные трубы и устанавливать электроцентробежные погружные насосы.

"Мы также нацелены на улучшение других производственных мощностей, заводнения и исследования потенциала новых скважин и боковых стволов существующих скважин", — ответили в пресс-службе компании.

Есть ли повод к оптимизму

Опимах рассказывает, что из-за большой импортной составляющей подорожали сервисные услуги и сократилось количество сервисных компаний. Международные игроки сократили украинские представительства и даже вывезли технику.

В результате, когда у добывающих компаний появились свободные деньги, на рынке не осталось свободных подрядчиков.

Второй год "Укргазвыдобування" активничает в привлечении иностранных и украинских подрядчиков в сектор добычи. Но на сервисном рынке оживления пока не заметно. По словам Опимаха, эффект масштаба закупок крупнейшего газодобытчика может повлиять на цены. Но пока удалось закупить только операции по гидроразрывам у белорусов и румынов — этого недостаточно для стимулирования рынка.

"Если у "Укргазвыдобування" получится привлечь компании по аутсорсу, купить силовые установки и сотрудничать с украинскими компаниями, тогда да — цена (на услуги — ред.) может снизиться", — констатирует Опимах.

Из-за сокращения свободных средств для инвестиций, украинский газовый рынок покидают добытчики, а заходят — трейдеры.

"Shell ушла, канадцы, поляки продали свой бизнес. Кто еще будет продаваться — сложно сказать, возможно на рынке будут слияния. У многих частных компаний нисходящий тренд добычи. Росла добыча ДТЭК ("Нефтегаздобыча" — Delo.UA) - за счет реализации утвержденной трехлетней инвестпрограммы. Burisma росла. Остальные компании — либо в стагнации, либо в падении добычи", — описывает ситуацию в отрасли Опимах.

Закревский прогнозирует падение добычи нефти минимум на 10% — в основном из-за "Укрнафты". "Стабилизацию добычи на отметке в 2 млн тонн в год мы получим не ранее, чем через 5-7 лет. И то, если снижение ренты заинтересует частные компании", — констатирует он.

Таким образом, высокая рента на газ за два года в несколько раз замедлила темпы прироста добычи. А неэффективный менеджмент умудрился ввергнуть в убытки крупнейшего нефтедобытчика страны — "Укрнафту". И этот тренд не перебить одним лишь откатом налогообложения в реалии 2013 года.

по материалам:
"Дело"
раздел:
теги:

По теме:

Домашняя война: как добывать газ в условиях боевых действий и давления государства
ТОП100 15 октября 2016 в 10:24

Домашняя война: как добывать газ в условиях боевых действий и давления государства

За последние три года украинская газо- и нефтедобыча последовательно прошла все стадии работы в Украине в условиях войны: отрицание, гнев, торг, депрессию и принятие

Битва Насалика под Полтавой: как министерство хочет разделить газ "Укргазвыдобування"
Энергетика 16 сентября 2016 в 18:16

Битва Насалика под Полтавой: как министерство хочет разделить газ "Укргазвыдобування"

Повышение цены на газ и рост бюджета "Укргазвыдобування" привлекает интерес к государственной газодобыче в Полтавской области