Бизнес 14 сентября, 14:09

Украина, ты просто космос: есть ли у нас конкуренты Илону Маску

Разбираем украинский космический рынок. Кто же сейчас создает нам имидж "космической державы"?

Украина, ты просто космос: есть ли у нас конкуренты Илону Маску
inverse.com

Обычный зимний вечер, начало рабочей недели. Люди спешат домой, заскакивают к друзьям в гости, собираются за столиками в кафе, заходят в бары и располагаются за стойками. А потом все открывают ноутбуки и…ждут. Чего? Пуска ракеты Falcon Heavy, той самой, на борту которой полетел родстер Илона Маска с манекеном на борту и примечанием "made on Earth by humans".

За трансляцией в Украине только на канале Alpha Centauri следили более 30 тысяч человек. В кафе, где собирались транслировать онлайн-пуск, столы были забронированы еще за неделю до начала. За последние полгода тема космоса стала среди украинцев очень популярной. Ивенты, лекции, конференции, новые space издания стали расти, как на дрожжах. Взгляните на свою ленту в соцсетях, там наверняка найдется статья о темной материи или лекция о программе Copernicus. Это временная мода, как криптовалюты, или что-то более существенное?

Дела государственные

Первая ассоциация, которая возникает при упоминании космических предприятий — это компании, которые строят ракеты и запускают спутники. Это не совсем так. Международные аналитические агентства делят предприятия сектора в основном по направлениям работы. Есть производители — те, кто поставляет "железо" или электронику. Есть компании, которые производят тестовое оборудование, например, специальные комнаты или симуляторы, фирмы направления Software&Engineering обеспечивают рынок IT решениями и инженерными разработками.

Отдельное место занимают те, кто работает с данными: наблюдают за Землей (Earth observation), обрабатывают спутниковые снимки, работает для IoT (Internet of things). Есть и разработчики готовых продуктов и услуг: например, сервис 3D-моделирования или создания карт, определения месторасположения или даже проведения маркетинговых исследований.

Все вышеперечисленное — это огромный многомиллиардный space market. На нем работает как минимум несколько десятков отечественных компаний. Довольно успешно работают. По нашим подсчетам, только в 2016 году общий доход предприятий космического сектора составил около 4 млрд грн.

Традиционно большинство украинских предприятий, работающих на рынке космических технологий, — государственные и находятся в сфере управления Государственного космического агентства Украины (ГКАУ). Созданная в 1992 году, эта структура, по сути, определяет государственную политику в сфере освоения космоса. Через нее проходят все основные проекты, которые Украина реализует в данной сфере.

В подчинении ГКАУ — 5 конструкторских бюро, 8 производственных компаний и 10 научных центров, центров стандартизации, представительств ГКАУ в разных регионах.

Крупнейшие игроки — "Конструкторское бюро "Южное" и "Южный машиностроительный завод им. Макарова" ("Южмаш"). Это предприятия с давней историей, созданные еще в 50-х годах прошлого века. Обычно их рассматривают в паре: бюро — разрабатывает, завод — воплощает в жизнь. Проекты "Морской старт", ракеты-носители класса "Зенит", "Антарес", спутники "Сич" — все это в том числе их разработки.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Метан на Марсе: что значит это открытие для Земли

При этом "Южное" — одно из самых доходных предприятий сектора. Согласно данным, размещенным в YouControl, доход компании в 2016 году составил почти 1,6 млрд грн, в 2017 — около 2 млрд грн.

Как отмечают в самом бюро, с 2011 по 2017 год предприятие заплатило в бюджет более 2 млрд грн. Для сравнения, от государства "Южное" получило 223,8 млн грн. Доходы "Южмаша" в 2016 году составили 750 млн грн.

Осторожно, частная собственность

Наряду с государственными в Украине представлены и частные космические компании. Среди них есть как старожилы, так и те, кого принято относить к сектору new space.

В первой категории — приватные акционерные общества "НПК "Курс" и "Элмиз". Созданные на базе "Киевского радиозавода" как частные структуры компании были официально оформлены в середине 90-х. Можно сказать, что предприятия работают в паре. "Курс" занимается разработкой, являясь конструкторским бюро, "Элмиз" — завод, и воплощает в жизнь то, что создали коллеги.

Одна из главных разработок "Курса" — уникальная одноименная система сближения и стыковки космических аппаратов. Каждый раз, когда вы видите, как с Международной космической станцией стыкуется пилотируемый "Союз" или беспилотный "Прогресс", знайте, что происходит это благодаря данной навигационной системе. Увидеть систему можно будет уже на этих выходных в Днепре, куда разработчики привезут ее на Interpipe TechFest.

"Система "Курс" используется на МКС в течение всего ее существования, — рассказывает Сергей Матвиенко, Главный конструктор КБ. — Это единственная штатная система, которая сейчас функционирует на станции для проведения автоматической стыковки".

С компаниями нового космоса дела обстоят немного иначе. New Space — это относительно молодое концептуальное явление в индустрии. Грубо говоря, это космические стартапы. Самые яркие и громкие примеры — SpaceX Илона Маска, Blue Origin Джеффа Безоса и Virgin Galactic Ричарда Бренсона.  

Именно к таким компаниям приковано внимание инвесторов в последнее время. Если до 2009 года, по данным Space Angels, частное финансирование сектора было практически на нуле, то в 2017 году суммарные негосударственные инвестиции составили почти $4 млрд, а получили их более 300 компаний.

В Украине зарегистрированных работающих космических стартапов нет, что связано прежде всего с издержками законодательства. В США или Европе запускать стартап намного выгоднее. Зато у нас выгодно открывать R&D лаборатории и департаменты, привлекая для работы местных ученых и студентов.

Так, например, работает американский стартап EOS DA. По данным Сrunchbase, EOS DA был основан в 2015 году украинским бизнесменом Максимом Поляковым и его партнером Марком Уаттом. В Украине у компании три подразделения, в которых работает 150 человек, расположенные в Киеве, Харькове и Днепре — крупных университетских центрах. Компания разрабатывает наукоемкий продукт — EOS Platform. Это одновременно и облачная платформа, и инструмент для анализа спутниковых, а точнее оптических и радарных снимков, которая позволяет проводить геопространственный анализ (GIS).

Сервис используется в самых разных отраслях, например, аграриями. "EOS Platform позволяет получить актуальную карту расположения десятка основных сельскохозяйственных культур за считанные часы и задолго до того, как урожай будет собран, а данные о площади попадут в статистические органы", — объясняет Степан Климов, продакт-менеджер компании EOS DA. "Эта информация полезна агротрейдерам, страховщикам, биржевикам и экспортерам сельскохозяйственной продукции по всему миру", — добавляет он.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: О чем астронавт НАСА рассказывал на встрече в Киеве: тесный "Союз" и крепкий сон в космосе

Еще одно предприятие, у которого есть украинское R&D подразделение — американская Firefly. Компания строит собственные ракеты для обеспечения запусков малых спутников. Обычно они отправляются в космос в качестве вторичного груза. Это проблема, ведь те, кто заинтересован в их запуске, вынуждены подстраиваться под крупных игроков. Ракета Firefly A сможет доставлять груз массой до 1000 кг на Низкую околоземную орбиту.

"Низкие цены, современные материалы, глубокие технические возможности, совместимые с политикой США в отношении Украины", — объясняют в Firefly выбор места для центра. На будущее у компании обширные планы для деятельности и сотрудничества между США и украинским подразделением.

От еще одного частного ракетостроителя, британской Skyrora, которая также работает с инновационным центром в Днепре, комментарии на момент написания материала получить не удалось.

Без России и молодежи

В современных реалиях космос — бизнес интернациональный. Успеха добиваются те, кому удается работать с международными заказчиками, участвовать в международных программах. Скажем, "Южное" в период с 2011 по 2017 гг. получило почти 10 млрд грн по таким контрактам. Только за 2016 и 2017 года КБ отправило на экспорт товаров и услуг на 1,3 и 1,6 млрд грн соответственно.

Проблема в том, что многие проекты украинские предприятия вели в довольно тесной кооперации с Россией, сотрудничество с которой с 2014 года стало практически невозможным. Раньше Украина продавала "Курсы" россиянам, которые отправляли грузы на МКС. Сейчас, по словам Матвиенко, никаких коммерческих отношений с Россией нет. Аналогичная ситуация и у других игроков.

Предприятиям приходится искать выходы из ситуации. Основной путь, по их мнению, заключается в поиске зарубежных заказчиков и создании альтернативных продуктов. "Мы за собственные ресурсы разработали аппаратуру сближения "Азимут", которая по своим характеристикам не уступает "Курсу", — рассказывает Матвиенко. Компания работает над созданием измерителя угловых скоростей, участвует в международных выставках и даже планирует развиваться на внутреннем рынке.

Еще одна беда украинских "спейс" компаний, прежде всего государственных, — отсутствие молодых кадров. Средний возраст сотрудников "Южного" — 45 лет.

И это при том, что, как говорят в компании, зарплаты у них далеко не самые низкие по рынку и постоянно растут. В "Курс" молодые инженеры тоже идти не стремятся — компания находится в Киеве и не может предложить ту зарплату, которую сходу хотят молодые специалисты, сетует Матвиенко.

Не последнюю роль в проблемах с поиском персонала играет недопонимание между участниками: с одной стороны, бытует мнение, что крупные космические предприятия не нуждаются в многочисленном пополнении, с другой — что у них недобор, поскольку молодежь не хочет приходить на работу. Например, по статистике портала vstup.info, в 2017 г. на специальность "Авиационная и ракетно-космическая техника" в 6 вузах Украины подали заявления 560 абитуриентов. Получили свое место лишь 155. В текущем же году государство пролицензировало более 1200 мест по этому направлению, но госзаказ едва покрывает четверть от этого объема.

"При выборе профессии молодежь в первую очередь руководствуется пониманием, где можно работать после выпуска, а не насколько трендовой стала тема. Проблему, по моему мнению, может разрешить дерегуляция отрасли и появление большего количества частных компаний в этой сфере", — считает Михаил Рябоконь, сооснователь Noosphere Engineering School. Школа — один из проектов Noosphere, общественной организации, ориентированной на популяризацию технических, инженерных профессий, в том числе и в сфере ракетостроения, исследований космоса. Начиная с весны 2017 года, в проектах школы приняли участие около 200 студентов.

Новая экосистема

Космический рынок — это экосистема, и она в Украине довольно активно формируется. Ежегодно, начиная с 2016 года, в стране проходят спейс хакатоны, высокотехнологические конкурсы идей и решений. 2018 год вообще стал рекордным по их проведению. В конце мая киевский НАУ впервые принял международный хакатон ActInSpace, организованный Европейским и Французским космическими агентствами. В результате команда-победитель отправилась на международное космическое шоу в Тулузу. В начале мая в Днепре Noosphere Engineering School провела студенческий Star Track. А осенью уже третий раз в Украине состоится SpaceApp Challenge — крупнейшее международное соревнование от NASA, в котором участвует более 20 тысяч человек по всему миру. Именно на нем в 2016 г. украинская команда Mars Hopper получила приз зрительских симпатий.   

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Зачем Маск и NASA запускают аппарат для поиска новой Земли

Сейчас, как никогда много проходит тематических конференций и лекций, причем как с представителями из отечественного сектора, так и с представителями ESA (Европейское космическое агентство) или NASA. Только в 2018 г. пройдет два крупных ивента по теме: минувший весенний SpaceOnUkraine, зимой пройдет Space Summit, а осенью состоятся крупная научная конференция от INSCIENCE и Interpipe TechFest. Последний, к слову, соберет в Днепре, который уже называют космическим кластером, крупнейших представителей космоиндустрии. Там также можно будет увидеть и лунную базу КБ "Южное", погулять по ней и "пощупать" новейшие разработки украинцев.

Растет спрос и на информацию о космосе: тематический проект Alpha Centauri, который комментирует пуски ракет, собирает десятки тысяч зрителей на своем YouTube канале, а также с конца 2017 года появилось около десятка медиапроектов, посвященных спейс-тематике. Хочется верить, что такой неподдельный интерес украинцев к космосу получит зеркальное отражение в мире, и Украиной станут больше интересоваться как космической державой.

Не пропустите самые важные новости и интересную аналитику. Подпишитесь на Delo.ua в Telegram

автор:
Мария Шамота Любомира Ремажевская
по материалам:
"Дело" ,
ТОП 100
раздел:
теги:

По теме:

Частный космос вне США: как украинец Макс Поляков развивает индустрию
Бизнес 03 сентября, 09:09

Частный космос вне США: как украинец Макс Поляков развивает индустрию

Украина обладает всеми производственными мощностями, чтобы создавать космические аппараты без импортных составляющих. Это одна из причин, почему страна еще с советских времен считается космической державой. Но так ли это на самом деле?

Как космос влияет на психологию человека
Наука 02 июня, 19:06

Как космос влияет на психологию человека

Что такое психология космических полетов и как она появилась