"Чужие среди своих": почему второй Кабмин Зеленского не находит общего языка с нардепами

Эксперты отмечают — неэффективность правительства в законодательном поле связана с отсутствием четкой стратегии, несамостоятельностью премьера и грядущими местными выборами. А вот пандемия коронавируса здесь ни при чем

Премьер-министр Денис Шмыгаль. Фото: пресс-служба КМУ Премьер-министр Денис Шмыгаль. Фото: пресс-служба КМУ
Премьер-министр Денис Шмыгаль. Фото: пресс-служба КМУ

В начале лета Верховная Рада третий раз не поддержала программу действий Кабинета министров, отказав ему в иммунитете на год. Премьер-министр Денис Шмыгаль расстраиваться не стал и заявил: это ничего не меняет, а его команда "продолжит выполнять намеченные задачи". Однако последнее исследование Комитета избирателей Украины говорит об обратном: выяснилось, что "спокойные технократы", как назвал свое правительство сам Шмыгаль, оказались слишком спокойными в законодательном смысле — народные депутаты поддержали только 4% их предложений.

Корреспонденты Delo.ua выяснили, какие из инициатив Кабмина стали законами, а также почему мы наблюдаем рекордно низкий уровень взаимодействия между исполнительной и законодательной властью.

Подпишитесь на канал DELO.UA

В пять раз хуже Гончарука

По данным КИУ, за период с 5 марта по 9 августа правительство подало на рассмотрение 89 законопроектов. Из них только четыре стали законами (4,49% от общего количества). Среди них и первый законопроект Шмыгаля — изменения в госбюджет на 2020 год. В марте правительство предложило продлить до конца года срок действия договоров на закупку услуг по питанию для Министерства обороны и Министерства внутренних дел. Вопрос решился в турборежиме: закон приняли через неделю после регистрации, на следующий день после голосования его подписал спикер парламента Дмитрий Разумков, а еще через день — президент Владимир Зеленский.

Второй документ был о ратификации соглашения между правительствами Украины и Дании. Речь шла о программе Danida Business Finance. В пояснительной записке утверждалось, что это позволит смягчить условия кредитования с помощью субсидий "в виде процентных выплат на весь период кредитования".

Третий законопроект — снова правки в госбюджет. После разрушительных наводнений в Ивано-Франковской, Черновицкой, Львовской и Тернопольской областях (они, по своему масштабу, превзошли стихийные бедствия 2008 года) Кабмин предложил выделить 2 млрд грн на ликвидацию последствий. Вопрос также решили оперативно: 2 июля проект зарегистрировали и уже на следующий день его поддержали народные депутаты.

Четвертым стал закон об условиях поддержки возобновляемой энергетики. Народные депутаты попытались отбиться от него классической технологией, подав больше тысячи правок. Но, из-за угрозы срыва голосования, инвесторы в зеленую энергетику и работники отрасли вышли на митинг под ВР и Офис президента. И не только они требовали принятия этого документа. Европейский банк реконструкции и развития также был обеспокоен этим фактом и "настоятельно призывал все заинтересованные стороны сохранить успех". Сообщение от ЕБРР совпало с заявлением главы Исполкома реформ Михеила Саакашвили о том, что провал голосования поставит под угрозу дальнейшие иностранные инвестиции. В итоге, на внеочередном заседании парламента 21 июля, закон был принят.

Однако, по словам экспертов, такую законодательную динамику никак нельзя назвать успехом. Для сравнения, предыдущее правительство, под руководством Алексея Гончарука, за полгода работы подало 110 законопроектов, из которых законами стали 20%. А Кабмин Владимира Гройсмана, за 100 дней работы, зарегистрировал 131 проект из которых 12 стали законами. Глава КИУ Алексей Кошель считает, что сегодняшний уровень взаимодействия правительства с парламентом критично низок и пандемия коронавируса не может быть оправданием в этом случае.

"Во-первых, за время пандемии правительство подало на рассмотрение в парламент 89 законопроектов, в том числе и на "антикоронавирусную" тематику. Во-вторых, в правительстве Алексея Гончарука были похожие проблемы по взаимодействию с народными депутатами. В общем и 20% Гончарука, и 4% Шмыгаля — крайне низкие цифры. Провальные показатели законодательных инициатив Кабмина являются системной проблемой", — подчеркнул Кошель.

Независимость Шмыгаля против неолиберального дискурса

Эксперты называют минимум три причины, почему Кабмин последние пять месяцев так плохо взаимодействует с Верховной Радой. Директор департамента внутренней политики Международного центра перспективных исследований (МЦПИ) Игорь Петренко обращает внимание, что центр принятия решения находится не в правительстве или парламенте, а в Офисе президента. И народные депутаты понимают, что нынешний премьер — креатура конкретного человека на Банковой. Шмыгаль, по словам политолога, может быть неплохим специалистом, но не может самостоятельно организовать весь процесс принятия решений.

Похожую позицию занимает и директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник. Низкую законодательную эффективность он называет маркером большой стратегической проблемы. К таким маркерам эксперт также относит отвергнутую парламентом программу действий и недоукомплектованность Кабмина. Напомним, что сегодня в правительстве два исполняющих обязанности министра — энергетики и образования.

"Правительство Шмыгаля в Верховной Раде воспринимается как чужое, даже в монобольшинстве. Это правительство, которое в очередной раз предложил президент. Но парламент не хочет с президентом разделять ответственность за его деятельность. Более того, не хочет этому правительству давать даже пиариться на каких-то социальных проектах. И, поскольку президент второй раз принес уже готовый пакет министров, своеобразных котов в мешке, народные депутаты его поддержали, но, в то же время, тихонечко саботируют его детище. Я думаю, третье правительство президент уже не сможет "проголосовать" в парламенте", — объясняет Бортник.

Экономический эксперт института Growford Алексей Кущ напоминает — в Кабинете министров нет ни одного представителя партии "Слуга народа". При этом премьер-министр и министр экономики — люди, вышедшие из финансово-промышленных групп, не связанных с президентской политсилой. По его словам, в Украине, под давление грантовых организаций, западных финансовых доноров и кредиторов, реализуется модель неолиберального дискурса. Его цель — понизить уровень субъектности власти и добиться доминирования институций, которые бы не зависели от демократических механизмов влияния.

"Это основная причина, почему депутаты не поддерживают инициативы Кабмина — парламент пока единственный орган власти, который не отсечен от прямых демократических форм влияния. Они избираются народом. И в данном случае, они чувствуют свою зависимость от этих демократических форм, потому и не поддерживают идеи правительства, которое такой зависимости не чувствуют", — говорит Кущ.

А вот политтехнолог Тарас Березовец прямо говорит, что нынешняя ситуация, в первую очередь, провал коммуникационной политики Кабинета министров. Он согласен с тезисом, что Шмыгаль не является независимым премьер-министром и фактически все решают глава ОП Андрей Ермак и его заместители.

то свидетельствует о том, что на них будут вешать всех собак по осени. И отставка правительства Шмыгаля произойдет еще до местных выборов. Очевидно на них повесят и коронавирус, и провалы в экономике. Вот поэтому парламенту нет смысла "играть" в свое правительство", — резюмирует эксперт.

Чтобы узнать официальную позицию руководства страны по этой проблеме, корреспонденты Delo.ua обратились за комментарием к представителю Кабинета министров в Верховной Раде, народному депутату из фракции "Слуга народа" Василию Мокану. Однако парламентарий так и не ответил на наши звонки и смс-сообщения.

Илья Требор, специально для Delo.ua

Загрузка...
Новое видео
Как вычислить мошенника при приеме на работу — Алексей Ахметов, YouControl
Загрузка...