Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Обязательная вакцинация нарушает права человека? Решения ЕСПЧ доказывают обратное

Обязательная вакцинация нарушает права человека? Решения ЕСПЧ доказывают обратное
В суде считают, что ограничение прав человека в виде обязательной вакцинации при отсутствии противопоказаний приемлемо, поскольку это защита общественного интереса и прав других граждан на жизнь

С каждым днем в Украине появляется все больше и больше зараженных короновирусом, а смертность от болезни продолжает расти. В то же время наша страна имеет самый низкий процент вакцинированных среди европейских государств — всего около 16%. Люди не хотят прививаться по самым разным причинам: из-за недоверия к препаратам, опасений из-за побочек, по религиозным убеждениям или даже из-за мнения, что COVID-19 не существует.

При этом многих противников вакцинации не устраивает принуждение к ней государством. В защиту нежелания прививаться звучат аргументы о нарушении прав на физическую неприкосновенность, уважение человеческого достоинства и частную жизнь, которые часто подкрепляют практикой Европейского суда по правам человека. Юридическое медиа "Сообщество мертвых юристов"исследовало   дела ЕСПЧ за последние сорок лет, чтобы выяснить, что же говорит Суд о вакцинации. Оказывается, не все так однозначно, а обязательная вакцинация не всегда нарушает права человека. Приводим выводы Суда и издания.

О чем говорится в Конвенции о защите прав человека

Статья 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод накладывает на государство положительную обязанность принимать необходимые меры для защиты жизни лиц, находящихся под его юрисдикцией. Эта обязанность состоит из двух элементов:

  • введение нормативно-правовой базы;
  • принятие практических превентивных мер.

С другой стороны, статья 8 Конвенции предусматривает защиту от произвольного вмешательства государства в частную жизнь лица, но содержит перечень случаев, когда такое вмешательство возможно:

  • вмешательство осуществляется по закону;
  • необходимо в демократическом обществе в интересах национальной и общественной безопасности или экономического благосостояния страны;
  • для предотвращения беспорядков или преступлений;
  • для защиты здоровья или морали или защиты прав и свобод других лиц.

О чем говорит практика ЕСПЧ

Х. против Австрии, 1979

Контекст этого дела очень отличается от указанной темы: медицинская процедура в этом деле была частью процесса по сбору доказательств для целей судебного процесса. Но все же вывод Суда причастен к ситуации медицинского вмешательства в медицинских целях.

О чем дело: Дело о принудительном проведении анализа крови.

Что сказал суд: Принудительное медицинское вмешательство — даже незначительное — считается вмешательством в право на частную жизнь.

Карло Боффа против Сан-Марино, 1998

О чем дело: 14 родителей из Сан-Марино отказались дать согласие на обязательную прививку их детей от гепатита В.

Что сказал суд: Государство наделено широким полем усмотрения в вопросах вакцинации как способа предотвращения распространения опасных заболеваний, поэтому Суд признал, что в этом деле такое вмешательство было необходимо в демократическом обществе.

Религиозная община Свидетелей Иеговы в Москве против Российской Федерации, 2010

Это дело не касалось непосредственно статьи 8, однако в нем были интересные выводы Суда об отказе лица от медицинской помощи и упоминании в этом контексте о вакцинации.

О чем дело: Религиозное общество Свидетелей Иеговы в РФ боролось за признание нарушения их прав на свободу мысли, совести и религии.

О чем было заявление: Община подала заявление в ЕСПЧ в связи с решениями российских судов об отказе в регистрации общин и запрете их деятельности. Государство сделало это, в частности, потому что они отказываются от медицинской помощи, когда такой отказ может привести к летальным исходам (община запрещала переливание крови пациентам от других лиц, поскольку у Свидетелей Иеговы кровь человека считается священной).

Что сказал суд: Суд подчеркнул, что отказ по религиозным мотивам от лечения, возможно, спасающего жизнь пациента, является очень сложной юридической проблемой, связанной с конфликтом между интересами государства по защите жизни и здоровья своих граждан и правом граждан на частную автономию в области физической неприкосновенности и религиозных убеждений. Однако суд также подчеркнул, что в ситуации со Свидетелями Иеговы пациенты все же хотят вылечиться, просто выбирают другой метод лечения, который отвечает их религиозным взглядам.

Суд указал, что сама суть Европейской конвенции состоит в уважении достоинства и свободы человека, а понятие самоопределения и личной автономии важны. В случае отказа от медицинской помощи, даже с риском летального исхода, принудительное лечение, без согласия дееспособного, совершеннолетнего пациента, является вмешательством в право на личную неприкосновенность и посягательством на права, гарантированные статьей 8 Конвенции.

У пациента должно быть право принимать решения в соответствии со своими собственными взглядами и ценностями, какими бы нерациональными, неразумными и недальновидными они не были по мнению других людей.

Свобода выбора и самоопределения сами по себе являются фундаментальными составляющими жизни, и при отсутствии каких-либо признаков необходимости обеспечения защиты третьих лиц, например, путем принудительной вакцинации населения в период эпидемии, государство должно воздерживаться от вмешательства в свободу выбора граждан в вопросах здравоохранения.

Это утверждение, как и многие другие ремарки в предыдущих решениях ЕСПЧ по вакцинации, дают понять, что вакцинация от COVID-19 в условиях пандемии отличается от общей обязательной вакцинации или медицинского вмешательства при других условиях.

Соломахин против Украины, 2012

О чем дело: Заявитель оспаривал вакцинацию от дифтерии.

Что сказал суд: 1) да, физическая неприкосновенность личности охватывается концепцией "частной жизни", которая защищена статьей 8 Конвенции (X and Y v. the Netherland);

2) да, неприкосновенность тела человека касается наиболее интимных сфер частной жизни, а обязательное медицинское вмешательство, даже незначительного характера, является вмешательством в это право на частную жизнь (YF v. Turkey);

3) да, обязательная вакцинация как процедура является вмешательством в право на уважение к частной жизни, а именно физическую и психологическую неприкосновенность, предусмотренное статьей 8 Конвенции. Однако такое вмешательство предусмотрено законодательством Украины и преследовало легитимную цель здравоохранения, что не может считаться нарушением статьи 8 Конвенции, а именно права на частную жизнь.

Единственное, над чем задумался Суд по этому делу, — было ли вмешательство необходимо в демократическом обществе. По мнению Суда, такое вмешательство может быть оправдано необходимостью контроля за распространением инфекционных болезней в регионе. Суд также отметил, что перед прививкой медицинский персонал проверил, подходит ли вакцина пациенту, а потому, по мнению суда, меры предосторожности перед вакцинацией были соблюдены, что обеспечило баланс между личной неприкосновенностью заявителя и интересом государства по здравоохранению населения.

Кстати, на это решение ЕСПЧ ссылался Верховный Суд в своем постановлении по делу, где рассматривал вопрос о том, законен ли отказ в посещении мальчиком садика, если ему в возрасте 18 месяцев не были сделаны профилактические прививки против дифтерии, коклюша и столбняка, поскольку его мать против вакцинации.

Суд сослался на решение ЕСПЧ и указал, что требование об обязательной вакцинации населения против особо опасных болезней оправдано, учитывая потребность охраны общественного здоровья, а также здоровья заинтересованных лиц. То есть в данном вопросе превалирует принцип важности общественных интересов над личными, однако только в том случае, когда такое вмешательство имеет объективные основания, то есть было оправданным.

Вавричка и другие против Республики Чехия, 2021

О чем дело: Дело касается шести заявителей, среди которых отец, который не хотел вакцинировать своих детей и был привлечен из-за этого к ответственности в виде штрафа, а также заявители, которые по разным причинам (обычно из-за состояния здоровья в детстве или убеждения родителей) не получили обязательные вакцины в детстве и поэтому не были допущены в учебные заведения. Родители жаловались на наложение на них санкций за отказ от обязательной вакцинации их детей от общих заболеваний (дифтерия, коклюш, столбняк, полиомиелит, гепатит В, корь и краснуха).

Позиция заявителей: Заявители указывали на нарушение:

а) их неприкосновенности;

б) права воспитывать своих детей согласно убеждениям родителей;

в) права на образование — из-за запрета невакцинированным детям посещать учебные заведения.

По их мнению, государство не обеспечивает прозрачность процесса выбора вакцин и вакцинации, а также обязательная вакцинация не дает надежной статистики о заболеваемости, напротив, добровольная вакцинация давала бы более надежные цифры. Правительство предоставило суду научные медицинские заключения специалистов о влиянии вакцинации на уровень заболеваемости. Заявители же настаивали на том, что указанные выводы были заказаны правительством у фармкомпаний. Также заявители указывали, что исследование негативных последствий вакцинации должно учитывать как немедленные последствия после вакцинации, так и долгосрочные отдаленные последствия, такие как ослабление иммунитета вакцинированного лица к другим болезням.

Заявители также указывали, что лишение детей права посещать учебные заведения является наказанием за отказ от вакцинации, что негативно финансово влияет на всю семью, где воспитывается ребенок, а также на образ его жизни, лишает его права на получение образования. При этом заявители указывали, что понимают важность такого явления, как вакцинация, для обеспечения здравоохранения группы населения. Однако основным вопросом заявителей является пропорциональность. По их мнению, только добровольная вакцинация является более пропорциональной мерой достижения целей здравоохранения группы населения.

Интересно, что Суд дал разрешение на добавление письменных замечаний от различных, в том числе антивакцинаторских общественных организаций. Также предоставили свои комментарии по делу правительства Франции, Германии, Польши и Словакии.

В Ассоциации пациентов, пострадавших от вакцин, указывали, что на самом деле нет достаточно обоснованных данных о действенности вакцин, что педиатры сами недостаточно осведомлены о такой эффективности, а проведение таких исследований спонсируется фармацевтическими компаниями.

Они указывали на то, что нет достоверных исследований о календаре прививок. А для того, чтобы уменьшить влияние противников вакцинации, предпринимаются контрмеры в виде возложения обязанности на педиатров проводить вакцинацию, массовых медиакампаний, финансируемых фармкомпаниями, существование юридической ветви власти, которая симпатизирует обязательной вакцинации, в лице Конституционного суда Чехии, тезисов, которые распространяют официальные органы власти о необходимости вакцинации.

Что сказал Суд: Суд признал наличие вмешательства в права заявителей. Но также и то, что такое вмешательство было законным, пропорциональным и необходимым в демократическом обществе(об этом тезисе антивакцинаторы редко упоминают).

ЕСПЧ допустил ответственность в виде штрафа за несоблюдение обязанности вакцинации отцом ребенка. Суд отметил, что санкции за отказ от вакцинации должны носить защитный, а не карательный характер.

В своем решении ЕСПЧ отметил недавнее изменение политики некоторых европейских стран в сторону более строгого подхода из-за уменьшения добровольной вакцинации и снижения коллективного иммунитета.

Также говорят, что между Договорными Сторонами существует общий консенсус, который устойчиво поддерживается специализированными международными органами относительно того, что вакцинация является одной из наиболее успешных и экономически эффективных мер здравоохранения.

В решении Суд цитирует Соломахина против Украины и говорит, что да, обязательная вакцинация — это вмешательство, как и каждое обязательное медицинское вмешательство. Но было ли оно оправданным? Для этого Суд дает оценку, было ли вмешательство законным, преследовало ли оно легитимную цель и было ли оно необходимо в демократическом обществе. Именно такие критерии должен оценить Суд при определении, нарушено ли право на приватность.

Суд указал, что, несмотря на то, что обязанность вакцинации была предусмотрена как законами, так и подзаконными актами, Суд понимает под словом "законный" также эпитет "формальный". То есть вакцинация могла быть предусмотрена как законом, так и подзаконным актом.

ЕСПЧ (16 судей против 1) пришел к выводу, что обязательная вакцинация, на которую жаловались заявители, оцененная в контексте национальной системы, проводится в разумном соотношении пропорциональности к законным целям.

О временных мерах

В ЕСПЧ есть процедура принятия временных мер. В случае риска непоправимого ущерба, Суд по просьбе лица может дать указание государству немедленно прекратить/совершить определенные действия.

За этой процедурой обратились 672 французских пожарных, которые просили ЕСПЧ приостановить исполнение обязанности вакцинации, которая была наложена на них государством законом от 5 августа 2021 года. Они аргументировали свое заявление тем, что такая обязанность несет угрозу их праву на труд и на получение заработной платы.

24 августа 2021 года ЕСПЧ отклонил рассмотрение заявления в этом порядке и указал, что он удовлетворяет заявления о принятии временных мер только в исключительных случаях, при наличии реального риска необратимого вреда. 9 сентября 2021 года ЕСПЧ отклонил аналогичные заявления 30 медиков из Греции.

Такой отказ не запрещает этим заявителям подать заявление в ЕСПЧ по тем же вопросам, но в стандартном порядке рассмотрения полноценного дела. Поэтому все самое интересное только начинается. На сегодняшний день в ЕСПЧ на рассмотрении находятся как минимум два полноценных дела против обязательной вакцинации, поданные греческими медиками.

Выводы

Обязательная вакцинация — это вмешательство, однако такое вмешательство оправдано и не является нарушением статьи 8, если оно было законным, преследовало легитимную цель и было необходимо в демократическом обществе.

Минимальное ограничение человека в виде обязательной вакцинации при отсутствии противопоказаний приемлемо. Это защита общественного интереса и прав других граждан на жизнь.

В издании "Сообщество мертвых юристов" подытожили, что соотношение между частным и общественным интересом в действиях конкретного человека в значительной степени зависит от мировоззрения и ценностей этого человека.

Если личные принципы являются для человека более высокой ценностью, чем общественное здоровье, это нужно принять, хотя это будет противоречить нашим (вашим) ценностям. Это не бесспорный тезис, но все же продолжим его: в таком случае общественность имеет право (тоже не бесспорно) с целью защиты своего здоровья/жизни максимально отмежеваться от такого принципиального человека, то есть запретить пользоваться общественным транспортом, общепитом, другими общественными местами. ЕСПЧ против такой идеи пока не высказывалось.

Опубликовано с разрешения редакции "Сообщества мертвых юристов", оригинальный текст можно найти по ссылке

Источник фото: Depositphotos