Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Иск к НГЗ на почти 10 млрд грн: борьба за экологию или рейдерская атака? 

Иск к НГЗ на почти 10 млрд грн: борьба за экологию или рейдерская атака? 
После вынесения решения о взыскании с завода морального вреда в 9,2 млрд грн, НГЗ начал активно обнародовать материалы судебного дела, показывая абсурдность экспертизы, действий суда и рассказывая об участниках схемы

9,2 млрд грн пытается получить с Николаевского глиноземного завода общественная организация "Стоп шлам", использую риторику борьбы за экологическое состояние региона. На заводе же эту судебную тяжбу называют спланированной рейдерской атакой, а активистов обвиняют в мошенничестве — доказать вред здоровью от работы НГЗ они не смогли, а в суд предоставили только психологическую экспертизу о моральном вреде, которая оказалась еще и поддельной.  

Сейчас дело рассматривается в апелляции. Сотрудники завода выходят на митинги, а региону грозит социальный взрыв — в случае остановки завода без работы и доходов останутся больше 10 тысяч человек. 

Митинг работников завода под Апелляционным судом Николаевской области

Вреден ли завод?

НГЗ — одно из крупнейших еще оставшихся промышленных предприятий Николаевской области. Завод работает с 1980 года и не останавливался даже в кризисные девяностые. Оно производит глинозем — белый рассыпчатый порошок, из которого делают алюминий. Предприятие входит в ТОП крупнейших украинских налогоплательщиков — 2,7 млрд налогов за последние пять лет, а в 2021 году сумма отчислений может составить около миллиарда гривен. Кроме того, НГЗ платит госпредприятиям за морские и железнодорожные перевозки примерно по 500 млн грн в год, и является крупнейшим покупателем каустической соды на заводе "Карпатнефтехим".

НГЗ находится под постоянным контролем Государственной экологической инспекции, но не столько по причине выбросов — завод совсем не имеет сбросов во внешние водоемы, и выбросы в атмосферу незначительны, сколько из-за отходов. Специфика производства НГЗ — значительное количество отходов, который называют красным шламом. Это переработанная африканская почва, из которой путем химической обработки извлекают алюминиевую руду, а то, что остается, хранят на шламовых полях. 

И хотя шламу присвоен самый низкий уровень опасности отходов — четвертый (такой же, например у строительных отходов), из-за содержания различных элементов, отходы должны храниться по определённой технологии — в гидроизолированных чашах шламовых полей и соблюдением мер безопасности, чтобы не допустить образования пыли. 

Такой инцидент в Николаевской области был — в 2011 году из-за сильного ветра красной пылью засыпало местные села. После этого на НГЗ закупили дополнительное оборудование мониторинга за состоянием полей, системы пылеподавления, и за десять лет больше инцидентов не было. Последствий ни для почвы, ни для людей после этого случая также не зафиксировано, но красный цвет пыли выглядит угрожающе и старые фотографии, как и информацию об аварии десятилетней давности на подобном производстве в Венгрии, начали использовать активисты. 

Откуда взялся "Стоп шлам"?

Общественная организация "Стоп Шлам" была основана в Николаеве за несколько месяцев до подачи коллективного иска к НГЗ о взыскании морального вреда в пользу 1279 человек. Сумма иска беспрецедентна — 9,2 млрд грн. По словам юристов завода, абсурдность требований была очевидна, и они были удивлены с каким азартом и скоростью иск был принят к рассмотрению Заводским районным судом Николаева, потом арестовано имущество завода, а весь процесс шел быстро с отметанием всех ходатайств стороны НГЗ и с явным креном в сторону "Стоп шлама". 

В процессе разбирательства начали выясняться интересные подробности. Журналисты,  а потом и правоохранители установили, что людей, указанных в иске, или вовсе не существуют или они не знали, что их данные использовали для судебного спора. А устав "Стоп шлам" вообще не предусматривает распределения денег между членами. Организация, которая должна была создать видимость борьбы местных жителей за свои права, явно была создана конкретно под "наезд" на НГЗ. 

Глава организации "Стоп шлам" Василий Орел — "профессиональный общественник", и эта организация уже четвертая в его "карьере" руководителя. При этом он до сих путает понятия шлам и глинозем, из-за чего, видимо, всю публичную работу делают киевские адвокаты и общественники, которые выступают на пресс-конференциях. Их личности сразу позволили сложить схему атаки на завод в общую картину. 

Кто стоит за "наездом" на глиноземный завод?

После вынесения решения о взыскании с завода морального вреда в 9,2 млрд грн, НГЗ начал активно обнародовать материалы судебного дела, показывая абсурдность экспертизы, действий суда и рассказывая об участниках схемы. На заводе эту судебную тяжбу называют частью хорошо спланированной рейдерской атаки с участием активистов, юристов, экспертов и судей. 

НГЗ обнародовал схему причастных к рейдерскому захвату, где поставили вместо организатора знак вопроса, а дирижером всего это действа обозначили киевского адвоката Павла Куфтырева. 

Куфтырев известен не столько своими юридическими делами, сколько как участник "Велюрового скандала", когда во время строгого карантина посещал вместе с депутатами и чиновниками ресторан "слуги народа" Николая Тищенко "Велюр". Мелькала фамилия Куфтырев в рейдерских скандалах в делах, которые получили название "экорейдерство". 

Самый яркий пример — БРСМ-нафта. После пожара на нефтехранилище компании в 2015 году был создан "Фонд преодоления последствия Васильковской трагедии", который требовал выплатить компенсацию пострадавшим от дыма пожара — жителям соседних сел. Были судебные тяжбы, физический захват имущества БРСМ-Нафты, и в итоге — мировое соглашение. Официально люди получили по 10 тысяч гривен, неофициально — Куфтырев и Ко взяли с БРСМ $ 6 млн отступных и часть компании. 

Команда, которая работала по кейсу БРСМ, теперь в полном составе брошена на Николаевский глиноземный завод: адвокат Артемий Воробьев, общественник Олег Верник, его помощник по медиа Алексей Француз. На местном уровне для организаций уличных акций привлекли бывшего футбольного хулигана Илью Зелинского по кличке "Моль", а для придания веса всему этому делу — главу ОО "Всеукраинская экологическая лига" Татьяну Тимочко.

Сам Павел Куфтырев имеет широкие связи не только в украинском, но и в российском политикуме. Он женат на известной российской теннисистке, часто посещает Москву, причем не стеснялся появляться там на публичных мероприятиях в разгар боев на Донбассе. По информации политических телеграм-каналов, среди российских партнёров Куфтырев главный пропагандист РФ Владимир Соловьев.

Павел Куфтырев в интервью уже не скрывает, что в деле об иске к НГЗ работает его "команда". По его словам, бесплатно, ради благих целей и помощи общественности. Все спикеры постоянно говорят об экологической катастрофе и росте заболеваний раком от красного шлама, но официальные цифры этого не подтверждают. В Витовском районе, где расположен НГЗ, количество онкозаболеваний за последний год снизилось на 43%.

Что не так с иском к НГЗ?

Основой для подачи иска стала не экологическая, а психологическая экспертиза, выполненная киевскими экспертами КНИИСЭ Ирхиным, Левчук и Вакуленко. И хотя активисты "Стоп шлам" постоянно используют тезисы о вреде здоровью людей, в самой экспертизе описывается как условные "потерпевшие" морально страдают от работы завода. 

"Эта экспертиза, она подделка "чистой воды", и по этому поводу Нацполом осуществляется досудебное расследование в отношении экспертов по статье "Введение в заблуждение суда" путем представления заведомо ложного экспертного заключения", — объясняет адвокат МГЗ Владимир Ващенко.

Ранее экспертизу незаконной признал Минюст, а министр Денис Малюська даже высказался о ней на своей странице в Фейсбук, написав, что от документа "глаза вылезают на лоб". Эксперты вышли за пределы своих полномочий, не встретились ни с с одним и условных потерпевших, а выводы делали, не имея никаких документов, только на основании распечаток статей из интернета. За это их привлекли к дисциплинарной ответственности и приостановили действие свидетельств. 

"Мы экспериментировали. Эта методика не утверждена", — признался в одном из комментариев эксперт Александр Вакуленко.

Попытка сфальсифицировать инженерную экспертизу шлама у "Стоп шлам" тоже провалилась — экспертное учреждение отозвало ее из-за подтасовок с образцами. Но это не мешает псевдоэкологам публично использовать тезисы, основанные на несуществующем исследовании. 

То же самое касается еще одного фейка — экспертизы волос николаевцев, которое сейчас якобы проводится. "Стоп шлам" после неприятностей в государственных экспертных учреждениях, наняли частного эксперта Евгения Юрченко из неизвестной фирмы КЭИЦ с уставным капиталом всего 1500 грн. После того как исследование оплатили, эксперт сразу начал давать комментарии о вреде шлама. Хотя на вопросы, по какой методике проведено исследование, у кого, когда и как отбирались образцы, он ответить не смог. 

Кто ответит за атаку и на чей стороне суд?

Николаевский апелляционный суд рассматривает дело уже почти пять месяцев. Сотрудники завода проводят масштабные митинги под судом — выходит почти тысяча рабочих.  Их опасения понятны — при выплате такой суммы иска счета завода будут арестованы, а производство остановится.

Активисты "Стоп шлама" продолжают гнуть свою линию — "завод губит здоровье тысяч людей". Но на митинг под суд псевдоэкологи привели лишь около 50 человек спортивного вида молодежи и несколько пенсионерок с заготовленными шпаргалками с текстом о том, что нужно кричать. До сих пор никто не может объяснить и показать, где же 1279 членов ГО "Стоп шлам", которые "морально пострадали" от работы завода. 

В отношении основателей ГО "Стоп шлам" полиция начала уголовное производство по мошенничеству. Уже установлено, что люди, данные которых использовали в иске, не знают об этом или вообще не существуют.  

Второе расследование полиция ведет по экспертам, которые подделали психологическую экспертизу и ввели в заблуждение суд. 

И третье уголовное производство начало Госбюро расследований в отношении действий судьи Ирины Бобровой и ее шефа — председателя Заводского районного суда города Николаева Сергея Щербины. Имело место вмешательство в систему автоматического распределения дел — все дела по НГЗ путем манипуляций попадали к судье Бобровой. Она же активно накладывала аресты и приняла к рассмотрению иск без оплаты судебного сбора, который должен был составить почти миллион гривен. 

На самом заводе прошли внеплановые проверки Государственной экологической инспекции, Государственной службы геологии и недр, Гоструда — все они не зафиксировали нарушений в обращении со шламом. НГЗ посетили народные и местные депутаты, побывали несколько раз журналисты — руководство завода демонстрирует максимальную открытость, показывает всю производственную цепочку и объясняет почему история с иском о моральном вреде — это рейдерская атака. 

На НГЗ считают, что вся риторика "Стоп шлам" о проведении новых экспертиз, манипуляции с цифрами заболеваемости и тому подобное — очередные попытки повлиять на суд. Перед каждым заседанием давление усиливается, а в СМИ выбрасывается новая порция фейков, которые потом приходится опровергать. Но если псевдоэкологи оперируют лишь громкими лозунгами, то юристы завода каждое свое слово подтверждают документами и надеются на их адекватную оценку. 

Дмитрий Филипенко, специально для Delo.ua