Энергетика 16 мая, 17:05

"Мы здесь стоим": зачем Украина борется со вторым "Северным потоком"

Россия продавливает еще один газопровод в обход Украины — "Северный поток-2". Что теряет наша страна из-за газопровода через Балтику, есть ли шансы сохранить транзит российского газа, и кто союзник в конкурентной борьбе Украины с "Газпромом"

"Мы здесь стоим": зачем Украина борется со вторым "Северным потоком"
Фото: Nord Stream 2

Трубоукладчик Pioneering Spirit недавно прокладывал "Турецкий поток", а сейчас идет из Черного моря в сторону Балтийского. В компании Nord Stream 2, которая занимается проектированием и строительством "Северного потока-2", заявили, что получили от Германии все необходимые разрешения и готовы начинать подготовку к укладке труб в заливе Грайфсвальд.

В начале мая 2018 года стало известно о старте строительства стыковочного пункта для газопровода в городе Лубмин, Германия. По словам президента Центра глобалистики "Стратегия ХХІ" Михаила Гончара, этот пункт можно использовать только для одного проекта — газопровода "Северный поток-2". 

А расширение мощности "балтийского" пути может лишить украинскую газотранспортную систему (ГТС) 50% транзита.

Украина уже потеряла доход от 205 млрд куб. м газа, которые перекачал за 7 лет работы "Северный поток". По оценкам НАК "Нафтогаз Украины", из-за запуска первого российского газопровода через Балтийское море в 2011 году транзит газа через Украину упал с 104,2 млрд куб. м до 62,2 млрд куб. м в 2014 году. За тот же период "Северный поток" увеличил прокачку с 0,7 млрд куб. м до 34 млрд куб. м.

Тем временем Президент Украины Петр Порошенко заявил, что Украина сделает все, чтобы не позволить России использовать "Северный поток-2" как элемент гибридной войны против не только Украины, но и всей Европы. Означают ли слова президента, что Украина смирилась со строительством второго "Северного потока"?

У Украины и Европейского союза (ЕС) нет единой позиции. Поэтому российскому поставщику газа ПАО "Газпром" уже удалось построить первый "Северный поток", а в 2015 году организовать пул инвесторов под строительство второго. И хотя из опасения перед санкциями США, пять немецких компаний-партнеров "Газпрома" формально вышли из проекта, эксперты сомневаются, что можно окончательно остановить проект. В чем же опасность "Северного потока-2" и какая расстановка сил в Европе?

Организационные сложности

"Северный поток-2" — проект двух ниток газопровода Россия-Германия.

Он продолжает "Северный поток", обходящий по Балтийскому морю традиционные страны-транзитеры российкого газа в Европу — Польшу, Словакию, Беларусь. И Украину.

В Украине строительство "Северного потока-2" воспринимают несколько апокалиптически. Например, НАК "Нафтогаз Украины", а за ним и первые лица власти говорят о риске эскалации войны с Россией, если транзит российского газа в Европу переместится из украинской "трубы" в "балтийскую". Эту карту Украина активно использует против Германии, одной из стран-участниц "Нормандского формата": остановите "Северный поток-2" или Путин нападет.

Транзит российского газа через Украину начал возвращаться к старым показателям только в 2015 году — на фоне реверсных поставок газа в Украину и двух исков от "Нафтогаза" в Стокгольмский арбитраж за нарушения контрактов от 2009 году. "Нафтогаз" обращал внимание, что в транзитном контракте "Газпром" пообещал прокачивать не менее 110 млрд куб. м газа (на этот показатель "Газпром" не выходил с 2008 года, хотя годовой экспорт в страны ЕС превышает 130 млрд куб. м). По итогам разбирательства арбитры встали на сторону НАКа. Стокгольмский арбитраж в феврале 2018 года оценил потери "Нафтогаза" от недогрузки ГТС в $4,63 млрд, и постановил компенсировать их "Газпрому".

Российские маневры

Россия объяснения "зачем нужен "Северный поток-2" меняет с легкостью флюгера. Например, в годовых отчетах "Газпрома" украинский транзит давно значится как один из рисков, с которым компания борется. С 2009 года, когда "Газпром" обвинил Украину в незаконном отборе газа, эта фраза в разных формулировках кочует из отчета в отчет и с легкостью озвучивается как президентом РФ, так и сетевым троллем.

С началом оккупации Крыма и войны на Донбассе россияне видят только один вариант снять все риски украинского транзита — построить второй "Северный Поток", а возможно — и третий, достроить "Турецкий поток" и расширить его до Балкан.

Чуть позже в РФ показали, что все для себя решили. В 2015 году глава Минэнерго РФ Александр Новак заявил, что европейцам следует готовить инфраструктуру для новых проектов "Газпрома", ведь украинский транзитный контракт после 2019 года продлеваться не будет. Аналогичное заявление сделал замглавы "Газпрома" Александр Медведев.

Желание отказаться от дальнейших контрактов с Украиной усилилось после проигрыша в Стокгольме: "Газпрому" присудили компенсировать "Нафтогазу" $4,63 млрд за нарушения транзитного контракта (после взаимозачетов НАКу должно достаться $2,56 млрд). Сразу после проигрыша в "Газпроме" заявили, что разрывают контракты с "Нафтогазом" на транзит и поставку газа и оспорили решение по формальным основаниям.

Но после заявления канцлера Германии Ангелы Меркель о невозможности потери Украиной значения как страны-транзитера газа из-за "Северного потока-2" в РФ заявили, что готовы сохранить транзит через Украину — в пределах 10-15 млрд куб. м в год.

Это — капля в море: при таких объемах ГТС будет генерировать убытки.

Для доставки газа европейцам Украине нужно задействовать собственные хранилища газа на западе страны, поддерживать давление в системе и сжигать собственный газ.

К тому же, если на стороне России давление в системе и объемы прокачки снижаются, затраты украинской ГТС, в том числе на обслуживание, — растут. Например, в марте 2018 года "Газпром" снизил давление на входе в украинскую ГТС, из-за чего в системе возник дефицит в 30 млн куб. м газа в сутки. Пришлось запускать акцию "Прикрути" и переводить теплокоммунэнерго с газа на мазут, который стоит значительно дороже.

"Разговор должен идти о сохранении 60 млрд куб. м, это гарантирует уровень рентабельности немного выше ноля, при котором ГТС будет работать как система", — объясняет Гончар.

По его словам, преимущество украинской ГТС в гибкости, но при низкой загрузке системы работать будут отдельные трубопроводы. "ГТС должна иметь возможность перенаправлять потоки, если возникает проблема.  Если большую часть маршрутов выключить, система теряет гибкость. Этот фактор недооценивается и у нас на политическом уровне, и в Европе", — говорит Гончар.

Таким образом, формально меняя риторику, фактически "Газпром" говорит о прекращении транзита через Украину.

Украинская оппозиция

Еще буквально полгода назад остановить строительство "Северного потока-2" было возможно, считает директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко. Меморандум о постройке газопровода был подписан еще в 2015 году, но у Украины до сих пор нет единой стратегии противодействия проекту.

"НАК (НАК "Нафтогаз Украины" — ред.) выбрал тупиковую стратегию, которая базировалась исключительно на геополитике, а идеи и действия правительства были недостаточны", — говорит Омельченко. По его словам, политико-экономические механизмы, которые реально могли бы остановить этот проект, не применялись.

О проблемах с консолидацией позиций говорит и Михаил Гончар — как относиться к проекту "Газпрома" в Европе еще не решили, а в Украине — не определились с общей стратегией борьбы. По мнению эксперта, все свои возможности остановить проект прилагал только "Нафтогаз" — как внутри страны, так и за границей. Тогда как политики ограничивались заявлениями об опасности проекта. Но усилий одного НАК явно не достаточно.

Омельченко считает, что на 80% судьба проекта зависит от украинской стороны. У Украины есть союзники, чтобы остановить проект — это Польша, Словакия, Дания и страны Прибалтики. "Но без правильной стратегии Украины маловероятно, что они остановят строительство", — подчеркивает эксперт.

Европейский сдвиг

Пока что на помощь ЕС в вопросе противодействия "Газпрому" рассчитывать не приходится — второй трубопровод практически дублирует маршрут первого, и странам, согласовавшим ранее "Северный поток", сложно обосновать отказ. "Пока побеждают силы, которые продвигают данный проект", — отмечает Омельченко.

По мнению Гончара, российский проект двигает Германия силами своего правительства и пяти компаний-партнеров "Газпрома" — Wintershall, Uniper, OMV, ENGIE и Shell.

Однако, далеко не все страны позитивно смотрят на проект. Польша начала антимонопольное разбирательство против "Газпрома" и его пятерки немецких партнеров. Поляки считают, что проект усилит позиции "Газпрома" на европейском рынке газа и ограничит конкуренцию.

Дания в ноябре 2017 года изменила законодательство и ввела дополнительный критерий проектов на соответствие национальной безопасности и может запрещать такие проекты как "Северный поток 2". Но ее территориальные воды несложно обойти, сделав проект немногим дороже.

Швеция тоже не спешит выдавать разрешения "Газпрому" на строительство второго "Северного потока" и считает, что проект не нужен ни ей, ни ЕС. Но, по мнению Гончара, Швеция в свое время согласовала трассу для первого "Северного потока" и нет никаких причин не согласовать тот же маршрут для второго.

Тем не менее шведы вместе с Данией, Эстонией, Литвой, Латвией, Польшей, Хорватией, Румынией, Словакией и Великобританией подписались под обращением к главе Еврокомиссии Жан-Клоду Юнкеру об отрицательном проекта "Северный поток-2".

В Еврокомиссии считают, что снять риски "Северного потока" можно, если распространить на него действие европейского законодательства. В частности, запретить "Газпрому" быть одновременно поставщиком газа, собственником и оператором трубопровода. В немецком правительстве и юридической службе Совета ЕС настаивают, что строительство газопроводов в исключительных морских экономических зонах урегулировано Международной конвенцией ООН по морскому праву от 1982 года. Поэтому претензии Еврокомиссии — беспочвенны.

"Отсутствие консолидированной позиции стран ЕС в данном случае играет фундаментальную роль в том, что Россия, при поддержке крупнейшего члена ЕС, Германии, продавливает проект, игнорируя европейское энергетическое законодательство", — подытоживает Гончар.

К тому же, кроме политической плоскости, есть еще коммерческая: будущие акционеры, независимо от объемов, которые будет перекачивать "Северный поток-2", будут получать деньги, словно он работает на всю мощность.

"Пятерка европейских компаний-партнеров "Газпрома" в этом проекте будет 30 лет получать деньги, словно по трубе идет 55 млрд куб. м в год. Никто не спросил: а почему "Газпром" предлагает такой абсолютно нерачительный с точки зрения его корпоративной экономики подход. Это скорее завуалированная форма транснациональной коррупции", — говорит Гончар.

Will you pass?

Май 2018 года Украина посвящает борьбе с "Северным потоком-2". Глава "Нафтогаза" Андрей Коболев пытался убедить "натовцев", что проект угрожает безопасности альянса. Президент Порошенко те же идеи вкладывал канцлеру Меркель и президенту Франции Эммануэлю Макрону.

На этой неделе Украину и Россию посещает министр экономики ФРГ Петер Альтмайер — тоже с целью обсудить "Северный поток-2". Вот только обсуждают не вопрос остановки проекта, а — сосуществование украинского транзита и российских экспортных коридоров. На встрече премьер Владимир Гройсман настаивал, что "Северный поток-2" — не коммерческий, а политический проект, Альтмайер говорил о необходимости гарантий сохранения транзита газа через Украину после запуска российского газопровода. 

А пока немецкий министр посещает Киев и Москву, "Газпром" уже снял трубоукладчик Pioneering Spirit с "турецкого маршрута" и отправил в сторону Германии. Ведь "Северный поток-2" получил от Германии все необходимые разрешения и готов начинать подготовку к укладке труб в заливе Грайфсвальд.

Замминистра энергетики Украины по евроинтеграции Наталья Бойко считает, о победе "Газпрома" говорить рано и проект еще можно заблокировать через три направления — санкции США, экологические организации и энергетическое законодательство ЕС. Но усилий одной Украины для остановки строительства недостаточно, полагает замминистра Бойко.

Геополитическая стратегия "Нафтогаза" и Украины заключается в сотрудничестве не только с Брюсселем, но и США. В частности, компании опасаются попасть в санкционный список вслед за российскими партнерами. В Украине ожидают, что санкции поставят под угрозу финансирование "Северного потока-2".

Если "Газпром" не начнет строить газопровод до осени 2018 года, проект не успеют вовремя завершить или вообще отменят. Для Украины это решающий момент в переговорах о транзите после 2019 года.

автор:
Виктория Ильченко
по материалам:
Дело.UA
раздел:
теги:

По теме:

Российская экспертиза одобрила проект газопровода "Северный поток-2"
Энергетика 15 мая, 17:05

Российская экспертиза одобрила проект газопровода "Северный поток-2"

Одна из последних российских инстанций, которую должен пройти проект перед строительством, одобрила "Северный поток-2". Этот газопровод сможет прокачивать примерно 50% нынешнего транзита российского газа в обход Украины

В Германии начато строительство "Северного потока-2"
Экономика 03 мая, 13:05

В Германии начато строительство "Северного потока-2"

При этом "дочка" "Газпрома" еще не получила все разрешения на строительство объекта