100 дней новой таможне: три вопроса к вотчине Максима Нефьодова

У высшего руководства страны остаются претензии к таможне, а Министерство финансов продолжает работать над законопроектом по контрабанде

100 дней новой таможне: три вопроса к вотчине Максима Нефьодова 100 дней новой таможне: три вопроса к вотчине Максима Нефьодова
Фото: bargen.com.ua

Новой таможенной службе 18 марта формально исполняется 100 дней. Кабинет министров Алексея Гончарука 4 декабря 2019 года постановил — с 8 декабря полномочия старой Государственной таможенной службы, в составе которой было 26 подразделений, переходят к новой службе. Руководить ею остался Максим Нефьодов, которого назначили главным таможенником еще летом прошлого года.

100 дней — традиционный отрезок, после которого начинают задавать вопросы президентам или правительствам. К отдельным органам, ведомствам или службам его применяют редко, однако учитывая пристальное внимание к таможне президента Владимира Зеленского, в этот раз такой подход будет актуальным.

К первой круглой дате корреспонденты Delo.ua ответили на три ключевых вопроса о таможне.

Сколько денег таможня собирает в бюджет?

В июле прошлого года гарант и его команда прибыли в Ужгород. На заседании по противодействию контрабанды президент устроил таможенникам разнос — заставлял пересказывать статистику без шпаргалки, предлагал уволиться сотрудникам с солидным стажем. Вместе с экс-премьером Гончаруком, который тогда занимал пост замглав Офиса президента, и Нефьодовым, он проинспектировал, как идут дела на одном из таможенных пунктов. Остался недоволен. Вскоре "посыпались" головы руководителей — сначала в Черновицкой, Закарпатской, Львовской и Волынской таможнях, а потом и в Одесской.

Осенью новое правительство и парламент активно готовились к масштабной таможенной реформе — запустили пилотный проект по цифровизации, приняли закон об общем транзите с ЕС, запустили онлайн-систему жалоб. Параллельно началась активная "работа" с незаконной переправкой товаров через границу — детективы НАБУ задержали одесского бизнесмена Вадима Альперина, которого Зеленский назвал "крестным отцом" контрабанды.

Справка: заседание суда о взыскании в пользу государства 70 млн грн залога, внесенного за Альперина последний раз было перенесено на 18 марта.

В декабре, когда состоялся официальный запуск новой таможни, Нефьодов активно говорил о грядущих изменениях. Среди них — появление стационарных сканеров, IT-система посттаможенного аудита и даже отдельное приложение eBorder. Из кадровых решений — сокращение штата и переаттестация в 2020-м. Нефьодов неоднократно заявлял, что в центральном аппарате сменилось 80% руководящего состава. В целом планировалось уволить от 500 до 700 человек. Но, как сообщили в таможенной службе корреспонденту Delo.ua, на сегодняшний день "продолжается обратный процесс — набор сотрудников". Всего в таможню после реорганизации не перевелись 800 человек (в мае 2019-го правительство Владимира Гройсмана установило, что численность таможни составляет около 10,5 тысяч).

Начало работы казалось успешным. В январе Гончарук радовался, что сканеры сократили проверку груза на таможне до 10 минут. Об этом говорят и в ГТС, уточняя, что проверка занимает 7-15 минут, а в общей сложности сегодня на таможне работают 7 таких сканеров. Вскоре Нефьодов отметил — каждый рабочий день с начала текущего года Государственная таможенная служба Украины перечисляет в бюджет около 1 млрд грн. Это при том, что за 2019 год таможней была собрана крупнейшая за 10 лет сумма - $14,6 млрд.

Однако, с приходом весны, сначала Министерство финансов обвинило таможню в том, что из-за нее бюджет недополучил солидную сумму, а потом и президент. Выступая 4 марта на внеочередном заседании Верховной Рады (день, когда парламент уволил правительство Гончарука) он заявил с трибуны:

"За два месяца нового года невыполнение государственного бюджета — почти 16 млрд грн. Мы должны говорить правду. 13 из них это провал поступлений от таможни. Бизнес обреченно сигнализирует, что контрабанда полностью не исчезла. Нам рассказывали о решительном и бескомпромиссном бое с контрабандой. Но по факту выглядит так, что в этом бою контрабанда отправила таможню в нокаут. И это нужно менять. Очень нужно. Таможня должна собирать, я извиняюсь, не лайки в фейсбуке. А средства в госказну".

Нефьодов в ответ напомнил, что "фискальные органы — не копилка, которая просто печатает средства". Он объяснил бюджетную дыру колебаниями курса — в бюджет заложен средний курс 27 грн/$ и рост импорта на 11,3%, а доллар стоит 24,8 грн и при этом импорт не растет, а падает. В общей же сложности, на 15 марта 2020 года таможня в бюджет перечислила 62,8 млрд грн.

Что там с контрабандой?

А вот чтобы еще раз не отправиться в нокаут из-за контрабанды, в таможне активно работают над ее криминализацией. Одно время Нефьодов даже предлагал вернуть таможне право вести оперативно-розыскную работу и "прослушку". При этом концепция законопроекта о криминализации контрабанды есть уже давно — еще в ноябре глава гостаможни отмечал, что документ находится на согласовании в Кабинете министров Украины. Туда, по словам Нефьодова, были включены также алкогольные и табачные изделия, а инициатором создания этого документа выступил лично он.

Уточнить, на каком этапе работа над законопроектом мы обратились в таможенную службу.

"Гостаможслужба разработала и направила в Министерство финансов Украины предложения для внесения в данный законопроект (поскольку Гостаможслужба не имеет права законодательной инициативы). Сейчас он рассматривается министерством. После рассмотрения Минфином и доработки законопроект будет направлен в Верховную Раду", — отмечают в службе.

На каком этапе реформа таможни?

Отметим, что еще осенью Кабмин сократил количество таможен с 26 до 16. Это, как говорят у Нефьодова, был переходной этап, чтобы таможня стала единым юридическим лицом — 11 февраля 2020-го президент подписал соответствующий закон. Теперь, рассказали в пресс-службе ГТС корреспонденту Delo.ua, у них есть примерно полгода на бюрократию и внедрения изменений.

Среди аргументов в пользу единого юрилица в ГТС приводят существенное уменьшение коррупции на местах. "Каждая региональная таможня имела свои "правила" и часто пользовалась поддержкой руководства области. Опираясь на местных руководителей ОГА, полиции, прокуратуры, СБУ таможни предоставляли взамен определенные услуги или информацию. С потерей статуса отдельного юридического лица региональные таможни потеряют часть возможностей для коррупции", — говорится в ответе на наш запрос

Кроме того, упирают в службе на унификацию (таможенное оформление будет единым везде), централизованность госзакупок, потенциальную возможность набирать сотрудников по контракту и единый подход к бонусам по итогам работы.

Однако вице-президент Ассоциации налогоплательщиков Украины по вопросам таможенной политики, экс-глава Государственной таможенной службы Анатолий Макаренко к такому изменению относится настороженно.

"Я так и не понял зачем это делается. Эти рассуждения на тему, что так легче будет контролировать таможни и мы избавим ее от влияния местных элит, а также криминальных кругов... Меня не устраивает. Я не понимаю насколько это может сделать таможню эффективнее. На мой взгляд, это только запутает администрирование, усложнит работу таможни и ни к чему хорошему сейчас, в такое сложное время, не приведет. Я категорический противник этого и рекомендовал бы отсрочку. Это проблема для управления таможенной системы страны", — объясняет он.

В целом, Макаренко достаточно скептически настроен по отношению к новой таможне, называя ее "красивым брендом в виртуальном мире". А вот настоящая Государственная таможенная служба, по его мнению, не состоялась. Экс-таможенник говорит о слишком медленных изменениях и приводит в пример руководителей региональных отделений — из 16 человек только один назначен штатным начальником таможни (5 марта Михаил Грибанов возглавил Одесскую таможню), а остальные несут временную ответственность за положение дел.

"И я знал, что этот кандидат победит за две или три недели до конкурса", — резюмирует Макаренко.

Отметим, что изначально корреспонденты Delo.ua обратились также к нескольким предприятиями, которые работают на территории Украины и пользуются услугами Государственной таможенной службы. Мы просили их оценить работу новой ГТС, однако представители компаний отказались анализировать 100 дней таможни, сославшись на тот факт, что у службы, в условиях коронавирусной инфекции и карантина и связанных с этим экономических вопросов, сегодня достаточно проблем.

Наталья Лошакова и Илья Требор, специально для Delo.ua

Загрузка...
Новое видео
Юлия Шум: Как спортхаб ЕБШ подстроился под карантин
Загрузка...