Коррупционная схватка с КСУ: сможет ли ответить Зеленский на сложившуюся ситуацию

Эксперты говорят, что у гаранта есть юридический сценарии решения этой проблемы, но политических рычагов воздействия гораздо больше

Конституционный суд Украины. Фото: пресс-служба КСУ Конституционный суд Украины. Фото: пресс-служба КСУ
Конституционный суд Украины. Фото: пресс-служба КСУ

Конституционный суд Украины признал несоответствующими Основному закону целый ряд норм Закона "О предотвращении коррупции". В Центре противодействия коррупции уже заговорили о потенциальной катастрофе: теперь доступ к декларациям будет иметь только Национальное агентство по противодействию коррупции, хотя НАПК не сможет проверять и контролировать декларации чиновников, мониторить их образ жизни. Более того, под сомнением оказалась сама возможность привлекать к ответственности чиновников за любые нарушения антикоррупционного законодательства.

Корреспонденты Delo.ua выяснили, как президент Украины Владимир Зеленский может ответить Конституционному суду.

Подпишитесь на канал DELO.UA

В своей реакции на решение КСУ гарант отметил, что это "сокрушительный удар" по антикоррупционной политике, который невозможно оставить без внимания — нужна немедленная и жесткая оценка. И созвал срочное закрытое заседание Совета национальной безопасности и обороны. Секретарь СНБР Алексей Данилов прямо заявил: такие действия суда носят антигосударственный, антиконституционный характер и угрожают национальной безопасности Украины.

Со-председатель фракции "ЕС" в Верховной Раде Ирина Геращенко добавила — создание независимых антикоррупционных органов и введение электронного декларирования было обязательным условием безвизового режима с Европейским союзом, а принятие этих законов стало электоральной революцией и изменило политический ландшафт общества.

"Люди изучали декларации политиков, это стало захватывающим чтивом. Эти законы точно не были идеальными. Они принимались под улюлюканье "антикоррупционеров" и нуждались в усовершенствовании, но не в ликвидации. Эти решения будут иметь крайне негативные последствия для страны, население которой, как мы помним, еще 2 дня назад "проголосовало" за пожизненное для коррупционеров", — подчеркнула она.

Ожидаемо отреагировали на украинские новости и в Евросоюзе. Там обеспокоены решением КСУ и считают, что оно может стать основанием для временной остановки безвизового режима.

Инструментарий Фемиды

Что может сделать в этой ситуации президент? Юрист, бывший член Венецианской комиссии и экс-представитель президента в Конституционном Суде Украины Марина Ставнийчук отмечает — решение суда по закону о предотвращении коррупции необходимо исполнять, как и любое решение КСУ. При этом решение НАПК отключить электронный реестр деклараций она называет демаршем.

"Сядьте вы в спокойном режиме и проанализируйте полный текст решения. Мы все его вчера вечером первый раз прочитали, а сегодня начинаем анализировать детально и разбираться. Точно так и на уровне власти нужно сделать — и на законодательном уровне, и на исполнительном, и в Офисе президента. На месте руководства страны я бы не создавала скандал и для меня очень странно выглядит срочное закрытое собрание СНБО. Я бы в спокойном режиме думала о том, что на законодательном уровне необходимо привести в соответствии с Конституцией отдельные положения. Чтобы выполнять Конституцию и, безусловно, обеспечивать борьбу с коррупцией", — объяснила нам в комментарии Ставнийчук.

Она отмечает — в Украине уже есть определенный стандарт и декларирование топ-чиновников, да и вообще чиновников никто отменить не может. Однако если некоторые положения признаются неконституционными, то нужно смотреть на их содержание и исправлять ситуацию. В целом же, по мнению Ставнийчук, всю эту историю с КСУ предваряет результат прошедших 25 октября местных выборов — по мнению юриста, это может быть сделано, чтобы "спрятать поражение власти" и "заполнить информационное пространство другим резонансным, громким поводом".

С тем, что нужно решать сложившуюся проблему через законодательное русло согласен и доктор юридический наук, экс-нардеп Валерий Карпунцов. Он отмечает — обладая монобольшинством в парламенте, самым простым вариантом для президента будет изменение нормы. Тем более, что в Офисе президента уже заявили: президент Зеленский обязательно использует свое право на законодательную инициативу, чтобы возобновить постоянную и максимально эффективную работу системы электронного декларирования и неотвратимость ответственности за умышленное нарушение этих правил.

"Напомню ситуацию с законом Савченко. Юристы тогда говорили — вы даете норму, которая выпустит на свободу маньяков и убийц, но все эти замечания затюкивали. Что получили на выходе? Пришлось эту норму выкорчевывать из закона. Очень много в законодательстве, к сожалению, особенно в антикоррупционном, принимается на хайпе. С лишней шумихой, без привлечения юридической научной точки зрения, без фундаментального анализа норм конституции. Поэтому получаем конструкции, которые сомнительно соотносятся с Конституцией", — говорит он.

Диапазон политических решений гораздо шире

Политолог Руслан Бортник подтверждает — если говорить о юридической стороне вопроса, то президенту нужно проводить решение через парламент и доносить необходимость его принятия до монобольшинства. Но здесь существуют сразу две проблемы.

Во-первых, по словам Бортника, Верховная Рада сегодня частично заблокирована и не все представители фракции "Слуга народа" готовы голосовать за такого рода изменения, тем более под внешним давлением. Слова эксперта подтверждает количество конфликтов внутри фракции в последнее время.

Например, в четверг, 29 октября, на фоне решения КСУ, разгорелось противостояние между нардепом Виталием Безгиным и его коллегой по монобольшинству Евгением Шевченко. Первый отметил — очень похоже, что суд принял решение с нарушением процедуры и вообще все больше и больше приобретает антигосударственных признаков. Шевченко назвал это неуважением к КСУ и позволил себе в адрес Безгина несколько нелестных высказываний. Дальше уже Безгин предложил Шевченко озвучить позицию публично перед фракцией и напомнил, что его "выбирали, чтобы он защищал интересы украинского государства и ее граждан". Конфликт еще не завершился, но очевидно, что задача объединить фракцию для нового закона о незаконном обогащении будет непростой.

Во-вторых, Бортник считает, что и новое решение может быть обжаловано в суде. Однако у президента, помимо юридических рычагов, есть еще и политические. И здесь гарант может пойти гораздо дальше. По мнению политолога, все зависит только от того, в какой фазе сейчас переговоры с западными партнерами и как они реагируют на этот кризис с участием КСУ.

"Но диапазон действий президента намного шире, нежели просто юридическая реакция. Он может попытаться заменить часть судей КСУ для формирования нового баланса внутри органа. Чтобы дать понять западным партнерам — за этими событиями президент не стоит, он не поддерживает такой ход событий. Или, по указанию президента, может быть дан ход расследованию в отношении членов Конституционного суда", — объясняет политолог.

Действительно, после решения КСУ в СМИ появилась информация, что глава суда Александр Тупицкий в 2018 году стал владельцем земельного участка в оккупированном Крыму, хотя в декларации эту покупку не указал. Об этом якобы говорит официальный документ, который расследователи получили из Единого госреестра недвижимости России — по нему Тупицкий оформил договор о покупке участка у россиянина Владимира Рисятова.

Если эта информация подтвердится, то выходит так, что Тупицкий заведомо указывает в декларации ложные сведения и нарушает статью 366-1 Уголовного кодекса Украины, которую КСУ как раз и признал "неконституционной". При этом в законе "О Конституционном суде Украины" говорится, что на судей КСУ распространяется действие Закона "О предотвращении коррупции". Покупка недвижимости в Крыму может стать поводом для увольнения судьи, поскольку в статье 20 закона, среди причин остановки полномочий судей, есть и такое — "вступления в законную силу обвинительного приговора в отношении судьи за совершение им преступления".

Другой пункт говорит, что конституционного судью можно уволить, если он совершил "существенный дисциплинарный проступок". Наконец, теоретически президент и его монобольшинство может переформатировать КСУ, обновив его на две трети — по закону КСУ состоит из 18 судей. Шесть из них назначает гарант и еще шесть — Верховная Рада. Остальные определяются на съезде судей. Однако, чтобы обновить 12 человек Зеленскому нужно как минимум собрать необходимое количество голосов в парламенте, а также найти крепкую и главное законную причину для такого обновления.

Илья Требор, специально для Delo.ua

Загрузка...
Новое видео
"Наша цель — Приватбанк", — Олег Гороховский о конкурентах monobank
Загрузка...