Энергетика 14 мая, 13:05

Против рынка. Зачем Минэкономики пытается удержать цены на топливо и к чему это приведет

С одной стороны, желание правительства стабилизировать цены на топливо вполне понятно. Однако такие меры могут привести к тенизации рынка

Коллаж Татьяна Кравченко/ Delo.ua Коллаж Татьяна Кравченко/ Delo.ua
Коллаж Татьяна Кравченко/ Delo.ua

14 мая Кабмин принял решение об установлении предельных уровней торговой надбавки к средней цене дизельного топлива и бензина. Таким образом правительство пытается сдержать рост цен на бензин на фоне вполне ожидаемой ценовой турбулентности.

Ситуация на рынке топлива этой весной выдалась довольно непростая. Цены на все виды топлива растут, и в мае кое-где цены на бензин А-95 пробили психологический барьер в 30 гривен.

Подпишитесь на канал DELO.UA

К этому привели вполне объективные факторы. Во-первых, для всей мировой нефтянки прошлый год был довольно тяжелым. Цена на нефть была низкой из-за того, что весной прошлого года мировые лидеры добычи не смогли договориться о ее ограничении. К тому же из-за карантинных ограничений снизилось и потребление топлива. Поэтому как только мир адаптировался к карантину и экономика начала оживать, цены пошли вверх.

Во-вторых, украинский рынок покинул крупный поставщик — швейцарская компания Proton Energy. Эту компанию связывали с опальным олигархом Виктором Медведчуком, она поставляла в Украину 22% дизельного топлива и сжиженного газа. Таким образом, после ухода Proton Energy на рынке случился дефицит, что также подстегнуло цены.

В-третьих, вполне ожидаемо сработал сезонный фактор. В Украине топливо ежегодно дорожает в связи с посевной кампанией весной и уборкой урожая осенью. Таким образом, повышение цен на топливо на украинских АЗС было хотя и нежелательным, но вполне ожидаемым.

На фоне этого весьма интересным является то, как на повышение цен реагировали украинские власти. С начала марта правительство вело переговоры с крупнейшими игроками рынка, предлагая им понизить цены на топливо. В частности, предлагалось держать цены на бензин А-95 меньше, чем 30 гривен/литр. А еще в марте правительство активизировало борьбу с нелегальными АЗС.


2 апреля Кабмин и Нефтегазовая ассоциация Украины подписали меморандум о намерениях по созданию благоприятной среды, развитию добросовестной конкуренции на рынке нефтепродуктов и удовлетворению потребностей потребителей на период карантина и ограничений. Там не менее, борьба с нелегальными АЗС особого эффекта не дала, а цены в конце апреля опять пошли вверх.

В этот раз правительство решило бороться с ростом цен регуляциями. 11 мая было обнародовано постановление (принятое, кстати, еще в конце марта), которым бензины марки А-92, А-95 и дизельное топливо признали социально значимыми товарами. Согласно данному постановлению, АЗС должны за 20 дней уведомлять Госпродпотребслужбу о повышении цен на эти товары более чем на 1%. Кроме того, уже 12 мая Министерство экономического развития, торговли и сельского хозяйства опубликовало проект постановления, который предполагает более жесткие меры. Минэкономики хочет ввести предельные уровни торговой надбавки к средней цене дизельного топлива (не выше 7 грн/литр) и бензина (не выше 5 грн/литр).

Средняя стоимость ДТ (ULSD 10 ppm) и бензина (GASOLINE 10 ppm), включающая таможенные платежи (акцизный налог и НДС), будет рассчитываться на основании данных Platts CIF NWE за предыдущий календарный месяц/декаду. Осуществлять расчеты предлагается обязать НАК "Нафтогаз Украины", который будет их предоставлять Минэкономики не позднее 3 числа каждого месяца, а последнее — публиковать средние цены одного литра ДТ и бензина до 5 числа каждого месяца. Данный проект постановления был принят правительством 14 мая.

В обоих правительственных инициативах просматривается желание властей управлять рынком в ручном режиме. Delo.ua разбиралось, что об этом думает рынок и к чему может привести желание правительства дать людям дешевый бензин, используя нерыночные методы.

Декларирование

Экс-президент Ассоциации "Объединение операторов рынка нефтепродуктов Украины" Леонид Косянчук считает декларирование повышения цен довольно бессмысленной затеей, которая добавит работы и операторам АЗС, и Госпродпотребслужбе.

"У меня такое впечатление, что люди, инициировавшие эти изменения, не имели представления, как функционирует рынок нефтепродуктов и как формируются изменения. Цены у нас зависят от двух основных факторов: цены на внешних рынках и курс НБУ. Я, например, на сегодняшний день, притом, что я 35 лет на этом рынке, не в состоянии спрогнозировать, какие цены будут на внешнем рынке через 20 дней и каким будет курс НБУ по отношению к другим валютам", — говорит Косянчук.

По его словам, в отношении топлива Украина импортозависимое государство, которое 80% нефтепродуктов импортирует и только чуть больше 20% производит само. А на нефтепродукты, произведенные в Украине, цены устанавливаются по импортному паритету. Это значит, что если 95-й бензин на границе стоит 460 долларов или 640 долларов, то ровно такую же цену ставит завод. Таким образом, цена топлива зависит от цены на внешнем рынке и от курса НБУ.

При этом внешний рынок топлива настолько волатилен, что за неделю цены на нем могут колебаться от 40 до 60 долларов за тонну (1,5 грн за литр на розничном рынке). Таким образом, угадать, какой будет цена через 20 дней, невозможно.

"Кстати, государство с каждого литра, не проданного, а произведенного или завезенного, получает около 12 гривен в бюджет. Акциз и НДС. А в апреле прошлого года был момент, когда сумма налогов с каждого литра вдвое превышала стоимость самого бензина. Бензин стоил 170 долларов за тонну, а государство получало 246 долларов с каждой тонны за счет налогов, которые привязаны не к цене, а к объему топлива", — рассказывает Косянчук.

Он отмечает, что, по его информации, все операторы АЗС выступают против такой меры, как декларирование повышения цен. Однако премиальные сети получают определенное преимущество перед конкурентами за счет своей системы скидок.

"Они дают скидки за литр от 1 до 6 гривен. Таким образом, они, регулируя свои скидки, будут регулировать фактические цены на нефтепродукты. Например, вы приезжаете на премиальную заправку, видите на стеле цену в 31 гривню за литр. Но у вас их бонусная карта. Они могут дать вам скидку в 5 гривен — и вы купите бензин по 26 гривен, или скидку 2 гривни — тогда вы купите бензин по 29 гривен", — говорит эксперт.

Косянчук отмечает, что за счет этого у премиальных сетей появляются некоторые конкурентные преимущества. На стеле появляется цена максимальная, а фактическая цена будет регулироваться уровнем предоставляемых скидок.

"Но они тоже выступают против лоукостеров, поскольку это неправильно по своей сути, потому что спрогнозировать, какие будут условия через 20 дней, не в состоянии никто. Как и создать единую базу ценообразования, в то время как у нас цены разнятся по регионам в зависимости от покупательской способности. Такое впечатление, что люди не понимают, как у нас функционирует рынок", — говорит эксперт.
Кроме того, Косянчук считает, что операторы АЗС могут обойти эту норму, регулярно декларируя повышение цен и повышая их через 20 дней.

"Буду я их повышать, не буду я их повышать, но я задекларировал. Если я не задекларировал повышение, мне полагается штраф. А если я их задекларировал, но не повысил, то штрафа не будет. Ну вот мы и будем заваливать Госпродпотребслужбу декларациями", — говорит Косянчук.

С ним согласен Генеральный директор группы "Прайм" Дмитрий Лёушкин. По его мнению, декларирование мало что изменит:

"Сети будут либо повышать по чуть-чуть, но регулярно, либо активнее играть маркетингом. Задекларируем, повысим, а реальная цена будет в приложении", — говорит Лёушкин.

При этом инициативу с декларированием Лёушкин считает популизмом, который не даст ничего ни автомобилистам, ни государству, ни тем более операторам АЗС.

Предельная маржа

Директор консалтинговой группы "А-95" Сергей Куюн считает, что если меры по декларированию не ведут ни к каким последствиям, то установление предельных цен будет способствовать тенизации рынка.

"Если декларирование — это было смешно, то это уже грустно. Никакое регулирование у нас добром не заканчивалось. Это будет дальнейшее сползание рынка в тень, потому что если белый игрок не будет помещаться в ограничения, он будет искать возможности не платить. Единственное, на чем можно сэкономить, это на акцизах, типа на налогах. Соответственно, если сейчас тебя в тень толкает просто невозможность честно конкурировать с нелегалами, то будет толкать еще и государство, не давая шансов на нормальный честный заработок", — говорит Куюн.

К тому же Куюн считает, что такие ограничения могут привести к ограничениям поставок топлива на АЗС и усилить его дефицит. При этом он отмечает, что топливный рынок в Украине достаточно конкурентный, в нем есть разные сегменты и картельных сговоров на нем почти нет.

"Проблемы как таковой нет. Это просто амбиция министра, который хотел сверкнуть своим авторитетом. Ему казалось, что тогда в марте ему удалось убедить сети не повышать цены, хотя мировая цена позволяла дальше расти, в обмен на то, что правительство будет бороться с теневым рынком. В результате правительство ничего не сделало. Не обеспечило условия, чтобы можно было за счет увеличения продаж сохранить свой бизнес. Поэтому бизнес просто пошел путем дальнейшего ценообразования. Тем более, маржа и так сократилась до минимального уровня", — отмечает эксперт.

По его мнению, в стране, где 80% импорта, обеспечить стабильное ценообразование невозможно.

"Он (министр экономики. — Delo.ua) почему-то посчитал, что 30 гривен за литр — это максимальная цена. Почему она максимальная? Как цена может оставаться прежней? Если она была такой при 65 долларах, как она может быть такой же при 70 долларах? Ну, это ерунда полная", — отмечает Куюн.

В свою очередь Лёушкин считает, что ситуация не приведет к катастрофе, поскольку 7 гривен на литре дизельного топлива и 5 гривен на литре бензина — это то, как сейчас установлены цены на премиальных заправках, на ОККО и на WOG. Это ничего не меняет. Но сам прецедент, который вводит какие-то граничные наценки, это игры с огнем.

"На сегодняшний день люди, которые пользуются автомобилями, довольно прогрессивны. У них есть смартфоны, на которых установлены разные приложения. И если будут какие-то перегибы, то на стелах мы увидим нули, а потребители будут ехать и заправляться через какое-то приложение. Еще будут какие-то кешбэки", — говорит Лёушкин.

Лёушкин также считает, что при установлении таких ограничений под удар могут попасть заправки в небольших городах и вдоль трасс с небольшим оборотом.

"У кого-то в Киеве содержание заправки выходит крайне дорого, а у кого-то в Иршанске Житомирской области это копейки по сравнению с Киевом. То есть нельзя всех под одну гребенку, потому что где-то 20 кубов проливается каждый день, а где-то 800 литров. Все это невозможно свести под среднее арифметическое. Сейчас ничего не случится, но если они будут и дальше сжимать маржу, то маленькие заправки в селах, городишках, на трассах будут просто закрываться или уходить в тень", — считает руководитель группы "Прайм".

Но наиболее остро на это отреагировали в Нефтегазовой Ассоциации Украины. В НАУ считают, что установление предельной надбавки на бензин и дизельное топливо спровоцирует дефицит горючего в стране и создаст условия для усиления теневых позиций. Ассоциация даже направила премьер-министру Шмыгалю официальное письмо.

В ассоциации говорят, что такие шаги ограничивают конкуренцию и дискриминируют розничных игроков рынка горючего, международных инвесторов, которые не являются вертикально интегрированными компаниями в Украине. Они окажутся в невыгодном положении по сравнению с компаниями, которые имеют доступ и контроль полной цепочки создания стоимости, из-за отсутствия влияния на оптовую надбавку. Это уничтожит конкуренцию на украинском рынке розничной торговли топливом.

Кроме того, в НАУ считают, что при расчете средней цены не будет учитываться ряд важных факторов: премия к показателям Platts при закупке нефтепродуктов; расходы на транспортировку как в Украине, так и за ее пределами (при импорте); расходы на перевалку, хранение, автомобильную логистику к АЗС; контроль качества и сертификация; изменчивость курсов валют; расходы на хранение и обработку присадок, которые являются очень дорогими в случае премиального топлива; стоимость мероприятий по управлению безопасностью; расходы на оплату труда, капитальные и текущие инвестиции, стоимость финансирования закупок и тому подобное.

Указанные ситуативные факторы не контролируются государственным регулированием, однако ежедневно влияют на уровень цен на нефтепродукты. Поэтому очевидна ситуация, когда указанные расходы не смогут быть покрыты за счет установленного размера торговой надбавки в размере 5-7 грн/л.

"Принимая во внимание сложившиеся годами правила ценообразования, которые зависят исключительно от рыночных обстоятельств, внедрение предложенного "ручного регулирования цен" фактически может привести к глобальному кризису рынка, когда стабильность превратится в скрытые теневые операции, непредсказуемость ресурсного обеспечения, недоступность нефтепродуктов для конечных потребителей, остановку работы автозаправочных станций", — заявляют в НАУ.

Также в ассоциации отмечают, что установление государственного регулирования цен приведет к тому, что субъекты хозяйствования топливного рынка не смогут адаптировать свои цены к рыночным факторам, которые постоянно меняются (стоимость нефти, курс валют, цены на топливо от поставщиков). Это приведет к тому, что указанные субъекты начнут нести убытки, поскольку не смогут финансировать расходы за счет прибыли. В результате многочисленные субъекты хозяйствования будут вынуждены прекратить свою деятельность, а десятки тысяч их сотрудников потеряют рабочие места.

Back to USSR?

В целом мотивация Министерства экономики понятна. Страна еще не вышла из кризиса и уже столкнулась с повышением цен. Кроме роста цен на нефтепродукты ожидается и рост цен на продовольствие, коммунальные услуги. Интерес к топливу тоже понятен: от стоимости этого ресурса зависит стоимость логистики многих товаров. И все это может ударить по и так невысокому уровню жизни граждан. Это же в свою очередь ударит по рейтингу власти. Так работает демократия. Поэтому власть временами просто обязана заниматься популизмом, особенно когда этот популизм реально может ослабить последствия кризиса для многих украинцев.

Однако в нашем случае власть пошла на крайние меры по причине того, что не смогла договориться с рынком. Крестовый поход против нелегального топлива в марте вылился в борьбу с терроризмом. Хотя легальному рынку нужна была как раз борьба с нелегальным топливом, поскольку именно "бодяжники" и те, кто не платит налоги, и оттягивают клиентов у вполне законопослушных лоукостеров. Поэтому в данном случае мы имеем не системную работу, а, скорее, желание быстро исправить ситуацию в ручном режиме.

Кроме того, часто так бывает, что чем жестче нормы закона, тем проще бизнесу договориться с проверяющими, а не выполнять эти нормы закона. Теневой рынок топлива в Украине огромен, и такие ограничения могут вынудить многих пополнить ряды "теневиков". Конечно же, это не будут крупные бренды или сети, АЗС, которые торгуют отечественным топливом. Это будут лоукостеры в маленьких городах, которые и так едва сводят концы с концами, но в то же время обеспечивают бензином людей и создают рабочие места.

Степан Крьока, специально для Delo.ua

Загрузка...
Новое видео
"Стендап в Украине сейчас на хайпе": основательницы Business Stand Up Agency
Загрузка...