Реформа или смена вывески? Что думает бизнес о Бюро экономической безопасности

Новая структура будет заниматься экономическими и финансовыми преступлениями, вести оперативно-розыскную деятельность, охранять арестованное имущество и даже бороться с терроризмом

Фото: Pixabay Фото: Pixabay
Фото: Pixabay

Украинский парламент в первом чтении принял законопроект "О Бюро экономической безопасности". Этого неоднократно требовали наши международные партнеры. Кроме того, создание Бюро было одним из пунктов кредитного соглашения с Европейским союзом — в июле премьер-министр Денис Шмыгаль в Брюсселе пообещал ликвидировать налоговую милицию. Вместо нее в Украине должно было появиться политически независимое агентство, которое займется исключительно расследованием серьезных экономических преступлений.

Корреспонденты Delo.ua разобрались, чем будет заниматься Бюро экономической безопасности (БЭБ), а также узнали мнение бизнеса на этот счет.

Подпишитесь на канал DELO.UA

В пояснительной записке к проекту отмечается, что его основная цель — разделить сервисную и правоохранительную функции налоговой службы. Добиться этого планируют непосредственно ликвидировав налоговую милицию, а также устранив дублирование функций разных органов и создав БЭБ. Отметим, что сейчас экономическими преступлениями занимаются одновременно несколько структур — налоговая милиция, СБУ и Национальная полиция. Когда закон заработает, этими задачами будет заниматься только новое Бюро.

Примечательно, что один из авторов законопроекта, народный депутат из фракции "Слуги народа" Даниил Гетманцев, настаивает, что БЭБ будет преимущественно аналитическим органом: "Этот орган не должен кошмарить бизнес проверками и "маски-шоу". Он должен выявлять преступления, анализируя налоговую отчетность, анализируя движение средств по счетам и так далее".

Новый орган получит возможность проводить оперативную-розыскную деятельность и досудебные расследования, будет собирать и анализировать информацию об экономических преступлениях, создавать следственные группы, охранять арестованные средства и другое имущество. Если же говорить о подследственности, то БЭБ будет заниматься десятками статей.

Речь, в частности, идет о: "Незаконном изготовлении, хранении, сбыте или транспортировке с целью сбыта подакцизных товаров", "Подделке документов, представляемых для проведения государственной регистрации юридического лица и физических лиц-предпринимателей", "Уклонении от уплаты налогов, сборов платежей", "Доведении до банкротства", "Мошенничестве с финансовыми ресурсами", "Разглашении коммерческой или банковский тайны" и других.

Детективы Бюро также будут проводить досудебные расследования преступлений, связанных с изготовлением, хранением, приобретением и ввозом в Украину поддельных денег, ценных бумаг, а также марок акцизного налога или голографических защитных элементов. Однако только в том случае, если размер ущерба превысит 400 необлагаемых налогом минимумов доходов граждан (6800 грн). Наконец, БЭБ будут привлекать к мероприятиям, связанным с предупреждением, выявлением и пресечением террористической деятельности.

Глава Наблюдательного совета концерна "Галнафтогаз", участник платформы "Бизнес 100" Виталий Антонов отмечает, что появление БЭБ облегчит, в первую очередь, ведение легального бизнеса в Украине и позволит улучшить позиции страны в соответствующем рейтинге. "Это также приведет к налаживанию уже партнерских, а не токсичных отношений между бизнесом и контролирующими органами. Надеюсь, уже скоро нам не придется "латать" лодку, потому что вопрос дыр в ней будет решен раз и навсегда", — отмечает он.

Член Набсовета Украинского совета бизнеса и президент Украинской Федерации индустрии безопасности Анатолий Долинный называет решение парламента обнадеживающей новостью. Для него создание Бюро экономической безопасности имеет два измерения — общее и личное: "В общем смысле функционирование дискредитированной налоговой милиции после Майдана оставалось для нас, предпринимателей, очень болезненным вопросом. Многие бизнесмены пережили какую-то драму в отношениях с этим органом. Шесть лет существования этого подразделения полиции оставалось признаком того, что ничего не изменилось. Так не может и не должно быть. Поэтому шаг в сторону ликвидации налоговой милиции и реформирования этой функции государства — однозначно позитивное событие дня. Надеюсь, что эта реформа вскоре будет реализована".

Говоря же о личной составляющей, Долинный отмечает — он, как и большинство предпринимателей, и сам переживал, и детально наблюдал не одну историю, когда налоговики изымали документы или компьютерную технику с дальнейшими попытками получить "выкуп".

"Мне лично известны несколько случаев, когда успешные предприниматели закрыли бизнес и выехали из Украины. Именно из-за подобного давления налоговых органов. Реальный ущерб  от действий налоговой милиции был нанесен такой, что его можно приравнять к коррупции в сфере оборонных закупок в условиях войны", — считает он.

В свою очередь президент Ассоциации плательщиков налогов Украины Григол Катамадзе напомнил, что его организация публично и последовательно уже почти пять лет предлагает Концепцию объединения экономических подразделений налоговой милиции, Департамента службы борьбы с экономическими преступлениями МВД и Департамента контрразведывательной защиты экономики государства СБУ. Он обращает внимание на существующие проблемы по дублированию полномочий, отсутствию персональной ответственности за "теневую" экономику, злоупотреблению и нанесению убытков, а также отсутствию координации между органами финконтроля.

"Зарубежный опыт (Австрии, Грузии, Италии, Польши, США, Швеции, Литвы) показывает, что в государстве может эффективно работать единый орган по борьбе с правонарушениями в сфере финансов и экономических преступлений. Сокращение количества государственных органов финансового контроля и финансовых расследований, создание единого правоохранительного органа со специализацией на расследовании финпреступлений — достаточно распространенная практика в развитых странах. Это только повышает эффективность такой деятельности", — объясняет Катамадзе.

По его словам, уже 20 лет европейская методология досудебного уголовного производства базируется на концепции ILP (Intelligence-Led Policing — полицейская деятельность, которая руководствуется аналитикой). Так, досудебное расследование проводят на основании данных, полученных из государственных и международных баз данных, реестров и других источников. Их анализируют с помощью специального инструментария криминалистического анализа специально подготовленные детективы-аналитики. При этом работают они только с информацией и не имеют непосредственного отношения к конкретным уголовным производствам.

"ILP-модель использует интегрированные данные всей имеющейся информации для управления рисками. Проще говоря, эта модель предполагает выявление и анализ проблемы еще до момента совершения правонарушения. Главными инструментами по этой модели становятся обмен информацией и анализ решений. Имеющаяся в Украине модель противодействия экономической преступности, наоборот, больше ориентирована на преодоление последствий преступлений", — считает глава Ассоциации.

Среди основных преимуществ упомянутой ILP-модели можно назвать:

— Разоблачение преступных технологий и причастных к ним физических и юридических лиц осуществляется с помощью обработки больших массивов информации Big Data, с использованием программных продуктов криминалистического анализа (I2, Maltego, Palantir, Watson, IDAL, SAS, Semantrum);

— Концентрация внимания на разоблачении преступных групп, уголовной инфраструктуры, схем и технологий совершения преступлений, существенно влияющих на криминализацию общественных отношений;

— Сопровождение упрощения процедуры досудебного расследования изменением подходов к определению достаточности и допустимости доказательств, а также принятие управленческих решений, формированием доверия к полицейскому органу и социальной защиты его работников;

— Определение стратегий борьбы с преступлениями и тактики расследования уголовных производств происходит с использованием методологий оценки рисков и угроз (SPSS, SWOT, PEST, SOCTA);

"Хочу подчеркнуть, что формирование процесса досудебного расследования должно основываться именно на ILP-модели, то есть быть управляемым разведывательной аналитикой. В основу процесса формирования управленческих решений должна лечь система анализа рисков и угроз. Это можно обеспечить созданием в структуре органа соответствующего Big Data-центра. Необходимость создания единого органа для расследований финансовых преступлений вызвана прежде всего большими потерями нашей страны из-за различных злоупотреблений. И сейчас есть надежды на существенные сдвиги в этом вопросе", — резюмирует Катамадзе.

Ложка дегтя

А вот в Европейской бизнес ассоциации отмечают, что законопроект далек от идеала. В частности, эксперты ЕБА считают, что предложенная концепция просто меняет название старого органа на новый. Это создает определенные репутационные риски, которые только усилит тот факт, что останется возможность трудоустройства нынедействующих сотрудников налоговой милиции в новой структуре. Эту возможность, в частности, им предоставляет закон Украины "О государственной службе".

"Предполагается и предоставление широких полномочий по использованию специальных средств, в том числе, огнестрельного оружия работниками Бюро. Это может быть использовано с целью давления на бизнес и продолжение печальных традиций с "маски-шоу". Документ также содержит рудиментарную норму относительно государственных наград в виде огнестрельного оружия. По мнению бизнеса, такой вид поощрения не имеет права на существование в современном обществе. Поэтому создание Бюро в предложенном формате может усилить недоверие бизнеса и инвесторов к правоохранительным органам", — настаивают в ассоциации.

Наконец, ЕБА предлагает отозвать принятый в первом чтении законопроект и пересмотреть концепцию создания БЭБ. В новую редакцию ассоциация советует добавить требования политической и операционной независимости органа, контроль за его деятельностью со стороны общественности и соответствующих надзорных органов, повышение ответственности сотрудников за неправомерные и незаконные действия, а также демилитаризацию Бюро.

Однако директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник отмечает, что Бюро экономической безопасности может постигнуть судьба новосозданных антикоррупционных органов. Напомним, что последнее социальное исследование службы Центра Разумкова показало, что Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ), Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП), Высший антикоррупционный суд (ВАКС) и Национальной агентство по противодействию коррупции (НАПК) являются лидерами рейтинга недоверия среди украинцев. В частности, этим органам не доверяют, в среднем, 70% украинцев.

Политолог объясняет это тем фактом, что на них изначально возлагались очень большие надежды и вокруг этих органов формировалась большая информационная волна. Это нагнетание, по словам Бортника, сформировало завышенные общественные ожидания, которые антикоррупционные структуры не реализовали.

"И да, украинцы достаточно быстро разочаруются в Бюро экономической безопасности, которое создается как некий конгломерат функций, если оно не будет демонстрировать высокой эффективности. Тем более, что будет очень много закулисной критики от старых правоохранительных структур. То есть, с одной стороны будут высокие ожидания в обществе, а с другой — очень много оппонентов внутри правоохранительной системы. Поэтому, если БЭБ не покажет быстрых результатов, то тоже станет лидером недоверия", — резюмирует эксперт.

Илья Требор, специально для Delo.ua

Загрузка...
Новое видео
Чому кияни не готові до посилення карантину та прагнуть відновлення масових заходів / Delo.ua
Загрузка...