Пауза без перспектив: как Беларусь стала еще одним недружественным соседом Украины

Delo.ua рассказывает, как заморозка политических отношений Украины и Беларуси может отразиться на двусторонней торговле и насколько от этого могут пострадать обе страны

Коллаж: Сергей Дода/Delo.ua Коллаж: Сергей Дода/Delo.ua
Коллаж: Сергей Дода/Delo.ua

Без малого два года назад, в октябре 2019-го, президент Украины Владимир Зеленский и президент Беларуси Александр Лукашенко декларировали добрососедские и партнерские отношения двух стран. За прошедшее с момента встречи двух лидеров время ситуация развернулась на 180 градусов, и Беларусь постепенно превращается еще в одного недружественного соседа Украины. И задевает такое развитие событий не только дипломатические и политические отношения, сферу безопасности, но и международную торговлю.

Delo.ua рассказывает, как политические амбиции и авторитаризм Лукашенко привели к заморозке отношений двух стран с перспективой их полного разрыва. А также о том, как выстроены торгово-экономические отношения двух стран и что может потерять Украина, если их не станет.

Подпишитесь на канал DELO.UA

Как все зашло в тупик

4 октября 2019 года, во время встречи Зеленского и Лукашенко, состоявшейся в Житомире, риторика лидеров двух государств носила едва не восторженный характер. Зеленский тогда с уверенностью заявлял, что "каждый украинец горд, что у нас такие хорошие соседи и отношения", а Лукашенко — что все, о чем две страны договорятся, будет выполняться. А еще — что у Украины никогда не было и не будет проблем с территории Беларуси, которая всегда будет лучшим и наиболее надежным партнером.

Но все изменилось, когда Лукашенко де-факто проиграл президентские выборы в Беларуси, а свое поражение так и не признал. Результатом этого стали длительные акции протеста белорусов, которые жестко подавлялись, а их участники массово преследовались и подвергались пыткам в следственных изоляторах. Лукашенко, победу которого не признала большая часть мирового сообщества, в том числе ЕС и Украина, окончательно пошел по пути авторитаризма и узурпации власти в стране. Украина же, в свою очередь, открыла двери для белорусов, которые хотели покинуть страну из-за сложившейся ситуации.

Одним из последних аккордов в этой истории стала принудительная посадка пассажирского самолета частного шведского перевозчика Ryanair, следовавшего из Афин в Вильнюс, на борту которого находился оппозиционный журналист из Беларуси Роман Протасевич. Его и его девушку Софию Сапегу в минском аэропорту задержали, остальные пассажиры спустя семь часов ожидания все же вылетели в Вильнюс. Реакция мирового сообщества на произошедшее была жесткой, и воздушное пространство Беларуси начали игнорировать многие авиаперевозчики. Санкции ЕС в отношении Беларуси, которые появились после президентских выборов, пополнились четвертым пакетом, который будет в себя включать и экономические ограничения. В ближайшее время его должен утвердить совет ЕС.

Украина, в свою очередь, тоже закрыла авиасообщение с Беларусью и наработала санкционный пакет в отношении граждан Беларуси, поддерживающих режим Лукашенко. По словам исполнительного директора Совета внешней политики "Украинская призма" Геннадия Максака, политические отношения двух стран заморожены, но в дальнейших своих действиях Украина будет опираться на санкционные решения ЕС.

"Украина ждет реакцию ЕС и усиление санкций со стороны Союза. Тогда будет проще объяснять политику и санкции, которые можно будет задействовать против политических или экономических субъектов Беларуси. Политическая воля на это есть. Украина видит, что ситуация все более ухудшается и авторитаризм набирает обороты", — говорит эксперт.

По словам Максака, Беларусь все больше превращается в недружественного соседа Украины. В первую очередь это может отразиться на вопросе безопасности, ведь общая граница двух стран никуда не денется. И усложняет ситуацию то, что Лукашенко прочно зафиксировал вектор на Россию — по сути, одну из немногих стран, которая его признает и поддерживает.

"Украина пыталась удерживать минимальные отношения, рассчитывая на то, что Лукашенко, возможно, сделает политические шаги и пойдет на какой-то компромисс с Западом, но этого не произошло, произошла консервация его вектора на Россию", — отмечает Максак.

В таких обстоятельствах рассчитывать на положительных исход и нормализацию ситуации не приходится. Наоборот, следующим этапом станет пошаговая заморозка экономических отношений Украины и Беларуси, считает эксперт. На практике это может означать потерю порядка $5 млрд товарооборота, который украинской экономике необходим. Переориентировать экспорт, чтобы компенсировать такие потери, Украине будет сложно, считает эксперт.

В то же время торговые отношения двух стран устроены так, что в случае их разрыва нести груз финансовых потерь будут обе.

Чем и как торгуют Украина и Беларусь

Несмотря на то, что Беларусь не является главным торговым партнером Украины, товарооборот между странами весьма оживленный. Так, в прошлом году Украина экспортировала в Беларусь товаров и услуг на сумму $1,335 млрд и импортировала оттуда на $2,874 млрд.

Из Беларуси Украина импортирует нефтепродукты ($1,5 млрд), удобрения ($290 млн) и транспорт ($211 млн). В Беларусь из Украины едут семена и плоды масличных растений ($144,8 млн), отходы пищевой промышленности ($138 млн) и железнодорожные локомотивы ($126 млн). Некоторые товарные позиции, такие как белорусская нефтепродукция, занимают весьма ощутимую долю украинского рынка. Также в Беларусь экспортируется украинская агропродукция. Ограничение выстроенных таким образом экономических отношений может быть довольно болезненным не только для Украины, но и для обеих стран. 

По словам экономического обозревателя Дениса Лавникевича, который долгое время жил и работал в Минске, в настоящее время отношения между Беларусью и Украиной развиваются по принципу качелей: то взаимные оскорбления и введение санкций, то отказ от них.

"Такая линия со стороны официального Минска связана с его внутренними противоречиями. С одной стороны, силовики и идеологи "белорусского чуда" выступают за максимальный разрыв отношений с Украиной в пользу России. С другой — хозяйственники указывают на важность торговли с Украиной, поскольку она очень выгодна для Беларуси и позволяет оставаться на плаву многим белорусским предприятиям. Кроме того, Украина все еще рассматривается некоторыми людьми в белорусской власти, в основном — в министерстве иностранных дел, как потенциальный канал для неформального общения с Западом", — говорит Лавникевич.

По его словам, подобная практика в отношениях стран будет сохраняться: разговоров о санкциях и разрыве хозяйственных связей будет много, реальных дел мало. 

В мае-июне 2021 года Украина ввела спецпошлины на белорусские автомобили МАЗ. Официальный Минск ответил введением лицензирования импорта некоторой украинской продукции и угрожал прекратить поставлять в Украину бензин и дизтопливо. В реальности ограничения на МАЗы были приостановлены через два дня после их введения, а "Белнефтехим" быстро заверил, что поставки ограничивать не собирается. 

"Если смотреть статистику продаж МАЗа в Украине за май, то его доля рынка грузовиков массой 3,5 тонны и более составила 28% — лучший показатель за последние 5 лет. В реальности пока имеем достаточно слабые (в финансовом плане) ограничения: закрытое для "Белавиа" украинское небо и временный отказ Украины покупать белорусскую электроэнергию", — говорит эксперт. 

Если Евросоюз введет жесткие экономические санкции против Беларуси, а Украина решит к ним присоединиться, ситуация может измениться, считает он. Однако сейчас не лучшее время для завязывания украинским бизнесом новых деловых отношений с белорусскими предприятиями, отмечает эксперт. Более того, он уверен: для Украины важно поддерживать отношения со своим соседом, поскольку Беларусь закупает в Украине очень много продуктов питания и отходов пищевого производства. 

"В данном случае это еще и комбикорм. 100% белорусских кур кормятся жмыхом с маслоперерабатывающих предприятий. Плюс кондитерка, пиво и другие продукты. То есть это доход украинских предприятий. Если это прекратится, то будет неприятно", — говорит эксперт.

Нефтепродукты. Нефтепродукты являются наиболее востребованным в Украине белорусским товаром, а Мозырский НПЗ практически полностью поставляет битум и дизельное топливо в страну.

В то же время Украина — премиальный рынок для белорусской нефтепродукции. А нефтепереработка — основной флагман белорусской экономики, на который приходится довольно существенная доля поступлений в госбюджет режима Лукашенко. Белорусская экономика и бюджет крайне чувствительны к проблемам нефтянки, поэтому санкции в отношении именно этой отрасли будут наиболее болезненными для этой страны.

Болезненными ограничения на поставки нефтепродуктов будут и для Украины. Так, первое время после прекращения поставок на украинском рынке может наблюдаться определенный дефицит и рост цен, однако затем отрасль найдет способ диверсифицировать поставки топлива за счет моря и импорта из ЕС. Нечто похожее на рынке происходило весной 2021 года после санкций в отношении Виктора Медведчука и ухода с рынка Proton Energy. 

Однако, несмотря на все минусы от повышения цен и дефицита на рынке, решение об ограничении поставок нефтепродукции может стать стимулом наращивать украинскую нефтепереработку на Кременчугском и Шебелинском НПЗ. Вопрос лишь в том, что нарастить переработку — это вопрос нескольких лет, и все это время украинской экономике придется жить в условиях дорогого топлива, что в свою очередь может подстегнуть рост цен в остальных отраслях. Также дефицит топлива может стать причиной дальнейшей тенизации рынка топлива, увеличения на нем количества контрафактной и контрабандной продукции.

При этом проблемой могут стать и поставки битума. Частично недостающий объем Украина сможет завозить по морю, однако, в конце концов, украинским дорожникам придется сократить строительство битумных дорог на 10-20%.

Транзит. Активно сотрудничают страны и в части транзита по направлению Черное море — Балтика. По словам бывшего министра инфраструктуры Владимира Омеляна, если санкции против Беларуси будут усилены, то это может стать вызовом для украинских железнодорожников. 

"Основные статьи доходов "Укрзализныци" — от транзита. После начала войны с Россией это было довольно ощутимо для "Укрзализныци", поскольку российский транзит существенно сократился. Надо еще понимать, что транзитная ставка фиксирована в долларах и генерирует довольно большой доход", — говорит экс-министр.

По его словам, в случае принятия решения о закрытии транзитного прохода через территорию Беларуси Украина может потерять доходы от контейнерных поездов, которые курсировали по направлению "Черное море — Балтика" и демонстрировали хороший прогресс, давая рост 30-40% в 2018-2019 годах. В результате придется искать компенсаторные мощности для доставки грузов. Это можно сделать через территорию Польши, но главными вопросами в таком случае станут повышение стоимости и целесообразность: доставлять грузы с большим крюком или по морю.

При этом, как отмечает Омелян, в случае ограничения сотрудничества Беларуси и ЕС открытым останется вопрос китайского транзита. Так, начиная с 2013 года Москва и Минск убедили китайские власти пустить транзитные поезда по территории России и Беларуси в обход Украины, хотя транзит через украинскую территорию логичнее, быстрее и дешевле. 

"После ограничения сотрудничества с Беларусью со стороны ЕС можно ожидать, при компетентной позиции украинской власти, что этот транзит будет перенаправлен на территорию Украины. В 2018 году первые контейнерные поезда из Китая по территории Украины уже начали курсировать. Сейчас это один-два поезда в неделю, и это количество может существенно вырасти. Речь идет, может быть, о десятках таких поездов в месяц", — говорит Омелян.

Автобусы МАЗ. Одной из наиболее скандальных позиций, которые закупаются Украиной в Беларуси, являются автобусы МАЗ.  Также, как было сказано выше, в конце апреля Межведомственная комиссия по международной торговле ввела пошлину в 35% на белорусские автобусы и грузовики. Однако,  несмотря на введение Украиной пошлины, пока дела у белорусского производителя идут все так же хорошо: от закупки 100 автобусов в апреле по политическим причинам отказался только Львов. 

Техника из Беларуси при государственных закупках обладает очень важным для украинских чиновников преимуществом: машиностроительные предприятия соседней страны все еще работают с некоторыми особенностями плановой экономики. МАЗ работает на склад, даже при отсутствии заказов. Поэтому при осуществлении закупки за бюджетные средства чиновникам удобнее покупать технику, которая уже есть в наличии на складах, а не заключать контракт на производство техники с отечественным производителем. 

По словам Лавникевича, МАЗ уже много лет стабильно убыточное предприятие. Однако оно, как и другие крупные белорусские заводы, имеет важную функцию соцобеспечения. Там работает достаточно большое количество людей, которые получают мизерные зарплаты. В других странах это назвали бы пособием по безработице, но эти доходы позволяют рабочим МАЗа жить и содержать свои семьи. 

При этом, как считает Омелян, импорт автобусов — абсолютно ошибочная государственная политика. 

"Когда мы запускали развитие электротранспорта в крупных и средних городах, мы исходили из следующей логики: после запуска кредитных линий в 400 млн и в ситуации, что сейчас планируется еще 400 млн со стороны ЕБРР и ЕИБ, а также с учетом того, что многие украинские города имеют собственные ресурсы по обновлению транспорта, должна была быть скоординированная работа власти и местного самоуправления относительно строительства одного или двух заводов по постройке такой техники в Украине, расширению мощностей украинских заводов — таких, как "Электрон", завод корпорации "Богдан", "Татра-Юг" и другие", — говорит Омелян.

При этом, по его мнению, если была бы реализована стратегия развития собственных мощностей, Украина получила бы качественный транспорт, тысячи рабочих мест и деньги, которые бы работали на ее экономику. В этом ракурсе вопрос импорта из Беларуси или из другого государства — это фактически вымывание средств из Украины. 

"И тут уже не настолько важно, что это именно белорусская продукция, подсанкционная или неподсанкционная. Тут вопрос экономической логики, потому что вместо того, чтобы дотировать собственную экономику, мы дотируем чужую", — говорит Омелян.

В свою очередь генеральный директор Всеукраинской ассоциации автомобильных импортеров и дилеров (ВААИД) Олег Назаренко считает, что в случае действия заградительных мер против белорусской продукции Украина может столкнуться с ответными действиями по отношению к своей продукции со стороны белорусских властей. По мнению Назаренко, лицензирование импорта украинской продукции было введено именно как ответные действия на пошлины Киева. 

"Мы очутились на пороге полномасштабной торговой войны со страной, которая входит в топ-6 потребителей украинских товаров и услуг. Кто-то скажет: нам нужно ограничить контакты с Беларусью, потому что в стране нарушают права человека. Но давайте будем мудрыми и начнем защищать наши национальные экономические интересы. Надо ли Украине нарушать международные договоры? Нет. Надо ли идти на поле политики, не просчитывая всех экономических рисков? Нет", — говорит председатель ВААИД.

Впрочем, как отмечает Геннадий Максак, политические игры двух стран будут только радикализироваться в ближайшее время. По мнению эксперта, до тех пор, пока Лукашенко будет узурпировать власть и вести авторитарную политику в Беларуси, ситуация кардинально может измениться лишь в одну сторону — негативную. Положительного развития вряд ли стоит ожидать, особенно учитывая то, насколько сильно Лукашенко зависит от происходящего в России.

Дарья Нинько, Степан Крьока, специально для Delo.ua

Загрузка...
Новое видео
Сервіс по-українськи. Ми маємо це змінити! — Павло Флейшер, АТС Binotel / GET Business Festival
Загрузка...