Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

Наследие “Роснефти”. Как через греческого трейдера люди Медведчука пытаются перезапустить работу Glusco

  • Степан Крьока

    корреспондент отдела "Промышленность и энергетика"

Наследие “Роснефти”. Как через греческого трейдера люди Медведчука пытаются перезапустить работу Glusco
Коллаж: Сергей Дода/Delo.ua

6 декабря сеть АЗС Glusco, работу которой весной 2021 года заблокировала СБУ, получила нового владельца. Им стал гражданин Греции Димитриос Анифантакис, за плечами у которого 30 лет работы в отрасли. Однако спустя почти неделю после этой новости в реестрах собственности владельцем сети АЗС все так же числится Нисан Моисеев, плотно связанный с одиозным Виктором Медведчуком. А на украинском рынке нефтепродуктов уверены: покупка Glusco — это очередная попытка перезапустить подсанкционный бизнес. В противном случае сделка не имеет смысла.

Димитриос Анифантакис сходу заявил, что ему интересен украинский рынок и перспективы развития Glusco, а также озвучил планы по модернизации сети АЗС в соответствии с европейскими стандартами.

На первый взгляд, Анифантакис — типичный западный инвестор, которых так не хватает нашей экономике, особенно в кризисные годы. Однако вопросов к предмету сделки более чем достаточно.

В довоенные времена эти заправки работали под брендом “Тюменской нефтяной компании” (ТНК) и принадлежали российской государственной компании “Роснефть”, которой долгое время руководит приближенный к российской политической верхушке государственный деятель и топ-менеджер Игорь Сечин. После аннексии Крыма и начала войны на Донбассе “Роснефть” продала украинские активы ТНК малоизвестной швейцарской компании Glusco Energy, которая в свою очередь являлась дочерней компанией другой швейцарской компании Proton Energy Group, что принадлежала бизнесмену Нисану Моисееву.

Сам Моисеев, по мнению украинских СМИ, был связан с украинским олигархом и кумом российского президента Владимира Путина Виктором Медведчуком. Proton Energy торговала нефтепродуктами “Роснефти”. В частности, дизельное топливо поставлялось в Украину по нефтепроводу “Самара — Западное направление”, украинский участок которого контролировало окружение Медведчука. После того как Украина ввела санкции против Медведчука, трубопровод национализировали, Proton Energy ушла с украинского рынкаа заправки закрыли

До конфликта с властями и санкций Proton Energy поставляла в Украину довольно много нефтепродуктов. Так, в 2020 году она обеспечила около 22% рынка дизтоплива и сжиженного газа. Около 85% поставок компания осуществляла по годовым терм-контрактам, а среди ее клиентов были такие компании, как ОККО, WOG, KLO, Glusco, "Альянс Энерго Трейд", "Автотранс", "Надежда", "Авантаж" и "БРСМ-Нафта". То есть Нисан Моисеев с друзьями занимали на украинском рынке довольно неплохое положение и зарабатывали здесь очень неплохие деньги.

Позже сеть АЗС пытались реанимировать, продав ее азербайджанскому нефтегазовому гиганту Socar. И вроде даже почти закрыли сделку, однако в Socar очень быстро открестились от нового приобретения.

Вроде бы европейский инвестор мог бы перезапустить сеть АЗС. Однако эксперты сомневаются, что наследие “Роснефти” ушло к случайному европейскому бизнесмену, и уверены, что господин Анифантакис все же имеет отношение к предыдущим ключевым лицам Proton Energy, а может, даже и к самой “Роснефти”.

Кто такой господин Анифантакис и зачем ему сеть АЗС в Украине?

По словам директора консалтинговой группы “А-95” Сергея Куюна, Анифантакис весьма известная личность на нефтяном рынке. Сейчас Анифантакис занимает пост члена совета директоров крупнейшей греческой нефтеперерабатывающей группы Motor Oil Hellas. Ранее он работал в British Petroleum и торговал нефтепродуктами российского "Лукойла" в компании Litasco. И привлекли его на украинский рынок именно перспективы контракта с “Роснефтью”. В трейдерском мире такое считается большой удачей, которую нужно еще заслужить. 

Однако в настоящее время сеть Glusco переживает далеко не лучшие годы. 

“За время всех перипетий проект Glusco растерял и рынок, и сами АЗС. Старые покупатели перекинулись на других поставщиков. Если в лучшие времена продукт “Роснефти” занимал 22% рынка дизельного топлива и сжиженного газа, то за 11 месяцев этого года по дизтопливу 10,7% (685 тысяч тонн), по сжиженному газу – 13,4% (220 тысяч тонн). Большинство станций сдано в аренду”, — говорит Куюн.

При этом эксперт не исключает, что у греческого инвестора могут быть и партнеры по этому проекту.

Так, летом 2021 года Proton Energy продала свою сеть АЗС компании Socar New Energy, которая в свою очередь принадлежала азербайджанскому нефтегазовому гиганту Socar и небольшому азербайджанскому трейдеру Maddox. Тогда же центральный офис Socar подтвердил информацию о поставках топлива “Роснефти” в Украину, а оператором этих поставок стала Socar New Energy. 

Однако из-за внутренних несогласованностей в Socar решили отказаться от проекта, Socar New Energy переименовали в Snel Energy, после чего ее в октябре купил Димитриос Анифантакис. 

А может, он и не инвестор?

Основатель и руководитель группы “Прайм” Дмитрий Лёушкин также считает, что история со сделкой — это попытка старых собственников Glusco перезапустить сеть АЗС.

“Это еще с 90-х была очень крупная сеть. А при Януковиче все это возглавлял Курченко. Ничего удивительного нет в том, что человек хочет вернуть свой актив, тем более если он стоит без дела. Каким образом вернуть? Понятно, что Курченко под санкциями, Медведчук под санкциями, и в открытую работать им никто не даст. Они уже попытались это сделать в открытую. Было несколько попыток запустить Glusco, но они не увенчались успехом. Теперь они нашли авторитетного грека, который будет этим делом управлять. Но я более склонен думать, что греку этот бизнес не особо интересен”, — говорит Лёушкин.

По его мнению, уровень политизации и коррупции на украинском рынке отпугивает крупный западный бизнес. Иностранным инвесторам бизнес в Украине не особо интересен, поэтому здесь и нет крупных компаний, которые присутствуют на европейском рынке.

“Поэтому нормальному западному бизнесмену этот рынок не нужен. Он нужен людям, которые умеют на этом поле зарабатывать. Сеть Glusco рентабельна лишь при получении очень низких цен на топливо. Топливо по такой цене можно брать в России. Ни о каких поставках из Греции не может быть и речи. Даже покупая ресурс на Кременчугском НПЗ, они будут неконкурентны”, — говорит Лёушкин.

Он считает, что поставки топлива для нужд обновленной Glusco будут только из России. Однако по документам нефтепродукты могут быть итальянскими, греческими или нидерландскими.

“Поставлять будут морем. В нейтральных водах они будут отключать трекеры на кораблях. Потом причалят где-то поближе к берегам Евросоюза. Включат трекеры и сделают вид, что плывут из ЕС. А маржа на этом настолько хорошая, что позволяет делать такой вот крюк”, — говорит Лёушкин.

“Роснефть”, Медведчук и труба…

В свою очередь главный редактор журнала “Нафторынок” Александр Сиренко считает, что данная операция, как и операция с покупкой сети АЗС ТНК в 2014 году, это не что иное, как переписывание активов “Роснефти” на нового владельца. 

“В историей с Proton Energy иностранная дочерняя компания “Роснефти” меняла название. В Украине это было преподнесено как продажа, но спустя время никто не увидел ни договора, ни банковских движений денег. Да, безусловно, это конфиденциальная информация, но, учитывая политический подтекст, мы можем утверждать, что сделки могло и не быть. А сейчас, когда мы исследуем подтекст (покупки Glusco Анифантакисом), мы видим некое повторение истории с Proton Energy и подозреваем, что эта сделка тоже фиктивна. Экономической целесообразности мы пока не понимаем, сумма сделки также засекречена. А это же не ларек приобрести на рынке. Такие сделки, как правило, происходят публично”, — говорит Сиренко.

Кроме того, он отмечает, что некоторые фигуранты этой сделки связаны с Виктором Медведчуком и Сергеем Курченко.

Так, по информации “Нафторынка”, действующий директор Snel Energy, гражданин Кипра Тония Антониу, возглавлял компанию Cherivo Development, бенефициаром которой была супруга Виктора Медведчука Оксана Марченко. 

Сиренко считает, что смена собственника на известного на рынке европейца — это способ договориться с Банковой о перезапуске бизнеса Proton Energy. При этом журналист не исключает даже возможности запуска трубопровода “Прикарпат-Западтранс”.

“Для запуска трубопровода “Прикарпат-Западтранс” нужна компания, которая покажет договор  на поставку топлива с российской стороной и приобретет технологический ресурс. В настоящее время в трубопроводе 134 тысячи тонн дизельного топлива, которое принадлежит Proton Energy. Сам трубопровод с российской стороны подключен к разным источникам поставки, но большинство из них принадлежит “Роснефти”. А если учесть, что в России решение вопросов бизнеса зачастую зависит от близости к власти, то можно сказать, что ближе всех та же “Роснефть”. Соответственно, трубопроводом управляет она”, — говорит Сиренко.

Таким образом, можно сделать вывод, что новый собственник Glusco — это, скорее, попытка старого собственника перезапустить компанию. Эта компания совместно со своими украинскими партнерами Медведчуком и Моисеевым  сделала ребрендинг своего украинского филиала в 2014-м. То же самое она пытается сделать и сейчас, поскольку украинский рынок довольно интересен для россиян, чтобы его терять. 

В самой компании отрицают свою связь с Виктором Медведчуком и Сергеем Курченко.

По словам пресс-секретаря компании Snel Energy Юлии Жаткиной,  Анифантакис – один из хорошо известных и признанных менеджеров на глобальном рынке торговли нефтепродуктами. Он занимал топ-позиции в международных компаниях Cargill SA, BP plc, Лукойл и Litasco, его профессиональная карьера как менеджера закончилась в прошлом году и с тех пор у него нет деловых или иных отношений с Лукойлом или какой-либо компанией.

При всем этом в государственных украинских реестрах собственником Glusco все еще остается Нисан Моисеев, спустя почти неделю после заявления о сделке.

Данные о компании "Глуско Украина "из Государственного реестра юридических лиц, взятые из Opendatabot
Данные о компании "Глуско Украина "из Государственного реестра юридических лиц, взятые из Youcontrol

Это может значить, что сделка еще не завершена и относительно покупки компании все еще ведутся переговоры. Не исключено, что Анифантакис, которого уже представили как собственника сети АЗС, откажется  от ее покупки, как ранее отказались азербайджанцы. Также не исключено, что все фигуранты сделки ждут ее одобрения Банковой. Если власть решит, что греческий собственник выглядит довольно солидно, чтобы поставлять топливо "Роснефти" в Украину, то сделку закроют и заправки вновь заработают. Если же на Банковой решат, что Анифантакис — новое прикрытие бизнеса Медведчука, то не исключено, что "Роснефть" потеряет рынок Украины.