"В условиях войны сложно рассчитывать на рекордные урожаи, но даже сейчас Украина может закрыть потребности ЕС", – Тарас Высоцкий, Минагро
Первый заместитель Министра аграрной политики и продовольствия Украины Тарас Высоцкий

"В условиях войны сложно рассчитывать на рекордные урожаи, но даже сейчас Украина может закрыть потребности ЕС", – Тарас Высоцкий, Минагро

  • Ева Таранова

    Корреспондент

С начала войны в Украине аграрный сектор столкнулся с рядом проблем. Оккупация территорий и земель, где фермеры выращивают агрокультуры, воровство зерна и его вывоз за территорию Украины, заблокированы морские порты, уничтожены элеваторы, фермы, техника и пожары на полях. Тем не менее, фермеры продолжают работать, ведь Украина должна выращивать агрокультуру для внутреннего потребления и международного рынка, который зависит от украинского зерна. О работе агропромышленного комплекса и вызовах во время войны рассказал первый заместитель Министра аграрной политики и продовольствия Тарас Высоцкий.

Мы продолжаем сражаться с оккупантом на информационном фронте, предоставляя исключительно проверенную информацию и аналитику.
Война лишила нас возможности зарабатывать, просим Вашей поддержки.
Поддержать delo.ua

Тарас, сколько зерна украинские фермеры могут собрать в этом маркетинговом году? Будет ли рекордный урожай какой-нибудь агрокультуры?

– В условиях войны сложно рассчитывать на рекордные урожаи. Война продолжается и значительная часть территорий не была засеяна — 25%. Потому побить прошлогодний рекорд невозможно.

По предварительным оценкам, мы можем собрать зерновых и масличных культур примерно 67 млн тонн: 52 и 15 млн тонн соответственно. Что касается зерновых, то ожидаем почти 5 млн тонн ячменя, 19 млн тонн пшеницы, 25 млн тонн кукурузы, а остальные — другие зерновые. Что касается масличных, то это будет примерно 3 млн тонн рапса и 9 млн тонн подсолнечника. Относительно сои и кукурузы поймем осенью, потому что их сбор еще не начался.

Несколько месяцев назад украинцы столкнулись с дефицитом гречки, а на полках магазинов преимущественно была импортная крупа. Какого урожая гречки ожидаете в этом году и хватит ли его для внутреннего потребления?

– Действительно, был импорт гречки из Казахстана, который остановился в конце февраля. Аграрии отреагировали на дефицит и посеяли в 1,5 раза больше гречки. Если раньше они сеяли 70 тысяч гектаров, то теперь 120 тысяч гектаров. В последующие годы мы также будем выращивать больше гречихи. И ее будет более чем достаточно для внутреннего потребления. Поэтому с октября-ноября потребители увидят в магазинах нашу гречку по более низкой цене, чем сейчас.

В ГСЧС сообщали, что до начала уборки урожая они не смогут разминировать все поля. Сколько недополучите урожая из-за заминирования?

- Наш мониторинг показал, что из-за минирования в деоккупированных областях мы не смогли засеять около 250 тысяч га, а это примерно 1 млн тонн культур.

Какую долю агробизнеса Украина потеряла в результате временной оккупации украинских территорий?

- В среднем 25%.

Зерно, которое фермеры соберут в этом маркетинговом году, уже законтрактовали?

- Сейчас нет активного форвардного контракта на будущее зерно, потому что есть проблемы с логистикой. Большинство контрактов спотовые, то есть по факту: когда привезли товар, тогда и получили денежные средства.

С украинских портов начали отправляться первые суда с украинским зерном. Министр инфраструктуры Александр Кубраков отметил, что запланировали 3 и более млн тонн экспорта агропродукции ежемесячно из украинских портов. Это достаточное количество экспорта агрокультур?

– В июле мы экспортировали почти 3 млн тонн ж/д и автодорогами. Экспорт из портов начался в августе. Чтобы выйти в баланс, нужно ежемесячно экспортировать по всем путям 5-6 млн тонн.

По состоянию на середину августа морем вывезли за границу 570 тысяч тонн агрокультур. К концу августа можем выйти до 1 млн тонн и потенциально ежемесячно увеличивать объемы на 1 млн тонн. То есть, с ноября мы можем экспортировать морем 3 млн тонн, а с учетом других путей — до 6 млн тонн ежемесячно.

Судно с украинским зерном. Фото из соцсетей

Выгодно ли Украине привлекать для экспорта кроме морского еще и другой транспорт?

– Есть международная цена на зерновые, то есть ту сумму, которую страны готовы платить. От нее отнимаем сумму логистики. Конечно, разный вид транспорта стоит по-разному, но цена не отличается кардинально. Обычно способы экспорта коррелируют друг с другом. Фермеру непринципиально, по какому пути вывозить, для него важна цена.

Морской транспорт всегда был дешевле, чуть более дорогой железнодорожный транспорт, а самый дорогой автомобильный. До деблокирования портов мы вывозили по речному, железнодорожному и автотранспорту. Теперь морской транспорт сделает логистику дешевле. Кроме того, стоимость экспорта по другим путям тоже подешевеет. Следовательно, увеличится цена, которую получит фермер при экспорте.

За 120 дней, предусмотренных в подписанном соглашении о безопасном вывозе зерна по морю, можно ли успеть все вывезти?

– В соглашении прописано 120 дней с возможностью автоматической пролонгации еще на 120 дней. Так что если все стороны согласятся, мы сможем экспортировать 240 дней. Но нам все равно нужно, чтобы все маршруты работали круглый год. У нас большие объемы, потому нужно, чтобы вся логистика работала постоянно. Главное — начать и приобщить международных партнеров, чтобы все стабильно работало.

Сколько денег поступит государству, если получится вывезти все зерно?

– Это более $20 млрд в год.

В какие страны уже удалось экспортировать зерно?

- До войны распределение было следующим: 35% - Европейский Союз, 40% - Юго-Восточная Азия, в том числе Китай и Индия, и 25% - Ближний Восток и Северная Африка. После восстановления логистики это распределение будет таким же, потому что именно эти регионы являются потребителями нашей продукции.

Нам нужна победа, чтобы мы могли наращивать производство и экспорт. Спрос на украинскую продукцию есть и он будет увеличиваться, потому что количество населения в мире растет. Мы не привязаны к определенным странам, так что если кто-то откажется от нашей продукции, ее купит другой.

В странах ЕС засуха. Можем ли мы закрыть их потребности из-за недобора урожая?

– Для внутреннего потребления Украине нужно 18 млн тонн зерновых и 2 млн тонн масличных. То есть нам нужно 20 млн тонн, а остальные можем экспортировать, это где-то 47 млн тонн нового урожая. Поэтому мы можем закрыть потребности ЕС.

Такая засуха может быть в Украине?

– К счастью, в этом году критических засух нет, но на северо-западе такие риски увеличиваются каждый год. И мы понимаем, что нужно восстанавливать развитие орошения. Большинство земель может оказаться в рисковой зоне, где без орошения невозможно производить агрокультуру.

Сколько зернохранилищ и зерна уничтожили оккупанты?

- На оккупированных территориях хранилось около 1,5 млн зерна, из которых 530 тонн они украли. Объем хранения уничтоженных при обстреле элеваторов составлял примерно 600-700 тысяч тонн, но на тот момент они не были полностью заполнены.

В Украине из-за обстрела уничтожены поля с агрокультурами. Фото: Evgeniy Maloletka

Есть ли недостаток мощностей для хранения зерна?

- Сейчас нет дефицита зернохранилищ, но из-за остановки экспорта прошлогоднего зерна, а будет еще и новое, продукции будет больше и ее надо где-то хранить.

Строить большие стационарные элеваторы бессмысленно, сначала нужно закончить войну. А вот временные модули решат проблему. Благодаря Канаде и Японии, которые предоставили нам $40 и $17 млн соответственно, через ФАО мы уже закупили это оборудование, чтобы во время войны хранить зерно.

Есть ли риск, что похищение украинского зерна на временно оккупированных территориях может привести к голоду в этих регионах?

– Все зависит от масштаба похищения и ситуации на фронте. На этих территориях идет сбор урожая, поэтому там должно быть достаточно зерна для потребления. Но если оккупанты вывезут все, конечно, будет голод. Надеемся на скорейшую деоккупацию этих регионов.

В какие страны Россия вывозит украинскую агрокультуру?

– По спутниковым снимкам определили, что зерно продают в Сирию. Украина разорвала с ней дипломатические отношения. К сожалению, эта страна не гнушается покупать у агрессора краденое зерно.

Юристы говорят, что сейчас Украина никак не может наказать Россию за похищение зерна. Самое большее, что можно сделать, это фиксировать преступления. Каким образом Украина будет привлекать к ответственности оккупантов?

– Фермерам на временно оккупированных территориях обязательно нужно сообщать государственным органам о краже. Сейчас специалисты разных ведомств разрабатывают процедуру наказания оккупантов за похищение украинской агропродукции.

С какими проблемами к вам в последнее время обращаются фермеры?

– Во-первых, их беспокоит цена на продукцию, которая напрямую связана с логистикой. Во-вторых, вопрос бронирования работников, чтобы продолжить свою деятельность. В-третьих, есть возможности компенсации разбитой техники, поголовья и т.д.

Разрушена ферма в Донбассе. Фото: Aris Messinis

Фермеры жалуются, что для участия в грантовой программе "Єробота" невозможно выполнить все условия. Например, агрокомплекс "Сады победы" не могут на территории своего общины найти земельный участок, который бы отвечал требованиям. А для тепличного комплекса на 2 га требуется максимум 18-20 работников, но не 40, как указано в условиях предоставления гранта. Можете ли это прокомментировать?

– По поддержке высадки новых садов Минагрополитики приняло положительные решения по 18 грантам на сумму свыше 63 миллионов грн. Относительно земельных участков нет никаких ограничений, но должен быть логичный и понятный порядок использования. Я рекомендовал бы изменить общину и целевое назначение земельного участка и внести эти изменения в документ. То есть, надо сделать все правильно, чтобы инспектор не выписывал штрафы. А тот факт, что мы уже столько выдали грантов, говорит о том, что ограничений нет.

Относительно теплиц. Мы действительно получили много обращений по поводу необходимости уменьшения количества обязательно наемных работников с 40 до 25 человек. Осенью планируем вынести соответствующие изменения на рассмотрение правительства и по результатам обязательно сообщим заявителям. Если будут поступать другие обоснованные обращения относительно корректировки условий программы, мы обязательно будем рассматривать и давать заявителям обратную связь.

По вашему мнению, какие законы нужно в ближайшее время принять ВР по аграрному сектору?

– Мы выделили три блока. Первый – евроинтеграционный. Уже зарегистрированы десятки законопроектов, которые будут рассматриваться парламентом. Второе направление – продолжение совершенствования земельных отношений, чтобы землю использовать максимально эффективно. И третий блок – аквакультура и рыболовство. Нужны реформы и инвестиции, чтобы развивать это направление.