Это новое delo.ua. Cайт работает в тестовом режиме

"Главный интерес руководства УТОГ — чтоб у "своих" все было", — Юрий Анисимов

"Главный интерес руководства УТОГ — чтоб у "своих" все было", — Юрий Анисимов
Как работают УТОГ и УТОС, с какими проблемами сталкиваются и почему им постоянно требуется государственная поддержка

В последнее время в СМИ много внимания уделяется вопросам работы и государственной поддержки организаций людей с инвалидностью, в частности, крупнейших из них — Украинского общества глухих (УТОГ) и Украинского общества слепых (УТОС). Чтобы разобраться с тем, как работают эти организации, с каким проблемами сталкиваются и почему им постоянно требуется государственная поддержка, мы решили пообщаться с Юрием Анисимовым, который 8 лет возглавлял предприятие "Учебно-восстановительный центр УТОГ" (Киев, Пуща-Водица).

Юрий Игоревич, расскажите пожалуйста, как вы попали в структуры УТОГ и с какими основными проблемами сталкивались в своей работе?

— В 2003 году я пришел на должность директора коллективного предприятия "Учебно-восстановительный центр УТОГ" по приглашению сына Юрия Петровича Максименко, который на тот момент был главой УТОГ. Он пришел с отцом, они рассказали мне что к чему, привезли туда. До меня этот центр был санаторием, который назывался "Сосновый бор".

Вот только когда я на эту должность соглашался, то не вполне себе представлял глубину всего, что там творилось. Для понимания расскажу, с чем мне пришлось разбираться буквально с первых же дней.

У меня на территории находилось весьма неплохое общежитие. Когда я пришел в 2003, они его уже фактически, извините, просрали: половина общежития не платила даже денег, там жили люди из МВД, Кабмина, других организаций. УТОГовцы не знали, что с ними делать, а эти не платили и не собирались. И вот нашли Анисимова, которому было сказано "фас".

Было множество совершенно диких ситуаций. Например, одна женщина, которая жила в общежитии, параллельно покупала и перепродавала квартиры, которые принадлежали УТОГу. Она приходила к жильцам и говорила: если хотите квартиры получить, то по 2,5 тысячи долларов с человека, и я "отожму" их у УТОГа.

Куча времени и сил уходило на суды и юридические тяжбы. Тем не менее, я поставленную цель выполнил, отчитался об этом перед Максименко. А ведь он палец о палец не ударил. Зато, когда все после всех тяжб начали платить, и я освободил общагу — они поняли, что со мной можно решать вопросы. Правда, как оказалось, только пока им самим на хвост не наступишь.

Если уже зашла речь об общежитии, помогите разобраться в таком вопросе. В СМИ и соцсетях регулярно появляются жалобы региональных членов УТОГ, что их общежития не ремонтируются годами, всё разваливается. По вашему мнению, что является причиной такого состояния общежитий?

— Когда я пришел, у каждого предприятия было свое общежитие. Я три года жизни отдал на войны, связанные с ними, хотя мне, как руководителю предприятия, это было не нужно. Я предложил Юрию Петровичу оформить общежитие на центральное управление. Он согласился.

Позже такая практика стала распространяться, но с их качеством "управления", возникла другая беда: все жильцы общежитий стали заложниками системы.

Центральное управление не хочет давать денег на ремонт и содержание общежития, жильцы начинают долбить предприятие. А они говорят, что общежитие к ним уже не имеет отношения и все вопросы к "центру". И получается подвешенная ситуация. Им нужны заложники — если они уйдут, то работать будет просто некому. Вот они держат людей, а многим просто и некуда больше идти.

При этом руководителей предприятий тоже можно понять. Как ты будешь отчитываться? Разве ты меценат ремонтировать то, что принадлежит центральному управлению? Вот так люди и зависли. В этих общагах в маленьких комнатушках живут по 4-5 человек. Одинаковая ситуация во Львове, Одессе, Ровно. При этом зарплаты мизерные.

Расскажите пожалуйста подробнее о том, как развивался ваш конфликт с руководством УТОГ. Почему вас "ушли"?

— Как я уже говорил, конфликты начали возникать, когда оказались затронуты интересы "приближенных" людей. С самого начала я видел своей целью наладить эффективную работу предприятия, убрать все эти схемы и "договорняки". Но там же такое кумовство — просто жуть! Думаете, кого-то реально интересовала работа? Главный интерес: чтоб у "своих" все было. И в этом смысле моя история очень показательна.

Я упоминал, что начал работать в системе УТОГ в 2003 году. Было непросто, но со временем удалось навести порядок на предприятии и даже начать зарабатывать. Но когда в 2009-2010 году была вспышка "свиного гриппа", ситуация ухудшилась, тем не менее, по итогам года, удалось "выйти в ноль".

Но именно под меня начали "копать". Мне сказали сократить 10 человек. При чем назвали тех, кто реально работает. Всего на предприятии 128 человек, из них большая часть — это люди с нарушениями слуха. Я сказал, что сокращать начну с других людей, например, с переводчицы. Мне ответили, что ни в коем случае, ведь она 30 лет переводила Максименко. Мне там переводчица вообще не нужна была, но меня не спрашивали, а в приказном порядке отдали её мне.

Через 5 месяцев. В общежитии освободилась отдельная 3-х комнатная квартира. Елена Юрьевна, главбух УТОГ, захотела подмять квартиру под себя. Я отказал. И тут мне устроили, если называть вещи своими именами, "подставу".

Через главного бухгалтера идут бюджетные деньги. А я в этот период делаю ремонт санчасти на 360 тысяч и не знаю, что мне решили ставить палки в колеса. Просто в один "прекрасный" момент перестали поступать деньги.

Тут еще "Киевгаз" начал давить, поскольку была задолженность около 300 тысяч. Но я эти деньги, как заработанные, уже вложил в ремонт санчасти. Если бы я знал, что возникнет такая ситуация, то мы бы обошлись без него. Мне ненавязчиво начали объяснять, что надо бы квартиру главбуху уступить. Я принципиально отказался.

И тут началось. В один из дней приехал Максименко и заявил, что они назначают внеочередную ревизию, при том, что она будет за 9 месяцев. А с конца предыдущей прошло всего 5. А внеплановая может быть раз в полгода, но они не могли подождать. Я прекрасно понял, к чему они ведут. Почему за 9 месяцев — потому что начало года было провалено, когда мы ничего не заработали из-за карантина.

Как вы считаете, почему на вас возложили ответственность?

— Я ж квартиру не дал главбуху. Кстати, сейчас занимает отдельную трешку. У нее есть то, что она хотела. Хотя она это требовала незаконно. Ее селили временно.

А еще я "не угодил" тем, что поднял вопрос воровства на аренде.

Конкретные факты можете привести?

— Могу. Например, есть здание напротив НСК "Олимпийский" в Киеве. На Большой Васильковской. Сейчас полздания сдано в аренду: верхние этажи там — все под УТОГ, а нижние — под аренду. Так еще с прошлых времен. Там булочники, адвокаты, продавцы швейцарских часов. Вы представляете стоимость одного квадратного метра в этом районе? Только вот почему-то само предприятие УТОГ на этой аренде зарабатывает копейки. Странно, не находите?

Ситуация по всей организации была схожая: каждое предприятие сдавало в аренду все, что только можно. Их обязали это делать.

Когда я пришел, то у меня на территории тоже уже были арендаторы. Они вели себя по-хамски, мешали другим работать. Я закрыл им ворота. Они пришли договариваться, предложили оказать спонсорскую помощь предприятию. Я говорю: пожалуйста, через дорогу есть филиал банка, куда можно пойти с расчетным счетом от бухгалтерии и перечислить желаемую сумму.

Через 40 минут приходит Максименко, на роль третейского судьи. Ему за эту "аренду" давали 300 долларов каждый месяц, чтобы не дергался, а тут какой-то Анисимов в схему влез. Я достал документы и показал стоимость по тем расценкам, которые приняты в городе — 10 тысяч гривен. Максименко говорит, что так нельзя. Я же ответил, что полторы они платить не будут и точка. Сумма для арендаторов не меняется: только раньше они платили часть в карман, а теперь будут платить нормально.

Вернемся к вопросу вашего увольнения. Не было ли разговора, где бы Максименко прямо или косвенно говорил вам, что нужно освободить должность?

— Такого не было. Но ведь понятно, что главный аргумент был: Анисимов не хочет "договариваться". Смешно конечно: брали на работу, чтоб навести порядок, уволить решили из-за того, что не только порядок навел, но и деньги начал зарабатывать предприятию.

Но формально за такое не уволишь, конечно. Так что главный документальный аргумент — это те самые 300 тысяч задолженности. Начался психоз. Хотя, например, в Одессе миллионные убытки.

То есть решение было политическим?

— Конечно. При чем после ревизии Максименко решил провести еще и инвентаризацию на предприятии, хотя по закону не имел права этого делать, поскольку это — прерогатива директора предприятия.  Если с юридической точки посмотреть — там почти каждое решение по этой инвентаризации было незаконное.

Какие результаты инвентаризации?

— Писали все, что только можно. Мне не вручили акт о ревизии, я не видел акта по инвентаризации. Я сказал, что не согласен с этим, но уже все было решено.

Меня сперва временно отстранили от должности. Суд признал это недействительным. Увольняли меня восемь месяцев! Разных приказов на увольнение аж 6 штук. Дошло до того, что меня уволила даже Бражник — это зам директора по учебно-восстановительной работе. Как это, что подчиненные увольняют того, кому подчиняются?

В вашей истории много фактов, которые касаются финансовых злоупотреблениях в УТОГ. На сколько масштабны подобные злоупотребления, на ваш взгляд?

— Когда я пришел, я не мог понять, почему дают бюджетное финансирование. Для меня было дико, что предприятие работает как санаторий, принимает людей, а выделяют еще бюджетное финансирование. Мне сказали, чтобы я не открывал рот по этому поводу.

Потом я понял, как это работает. Чтоб государство не разбиралось, на что идут деньги, они (руководство УТОГ — ред.) подают общую сумму запроса. А потом сами определяют сколько в какой карман положить. То есть, например, дало государство в январе 300 тысяч, 20 из них пойдет в Одессу, во Львов или в другой город, потому что есть областные предприятия, вообще областные организации сидят на бюджетном финансировании. А куда пойдут остальные и как ими будут крутить — знают только в руководстве.

Кстати, о госфинансировании. С этого года УТОГ и УТОС лишили прямой господдержки, теперь они должны будут на общих для всех общественных организаций основаниях участвовать в конкурсе. После этого начался вал жалоб из регионов на то, что инвалидов оставляют без средств к существованию. Как считаете ситуация для них действительно настолько критическая?

Региональные предприятия понять можно — они половину заработка от аренды и других источников вынуждены отдавать в центр. Но по сути, все эти жалобы — результат "работы" центрального аппарата.

— С одной стороны, они сами у регионов забирают деньги и потом рассказывают о том, что государство бросило людей с инвалидностью. С другой — все эти коллективные обращения тоже обычно организовывает центр. Чепчина даёт команду и все под диктовку делают, что нужно. Я был свидетелем, как однажды собрали всех директоров в Одессу. Все радуются, приезжают. А тут всем Максименко промывает мозги. Нужно подписать письмо в Кабмин, текст которого уже готов. Нужно 40 подписей. И каждый пишет.

То есть УТОГ и УТОС могут обойтись без государственной поддержки?

— Если там будут умные люди, то они должны наладить работу, как я думаю. Такое количество в центральном аппарате — 86 человек — абсолютно не надо. Я как-то беседовал с заместителем председателя организации глухих Белоруси. Так вот у них в центральном аппарате работает меньше в два раза, кажется, 32 человека. При чем часто сокращают, даже переводчиков. Есть возможность — содержат, начались проблемы — сокращают.

Руководство УТОГ систематически пытается внушить членам организации, что только в ее рамках могут быть обеспечены права людей с нарушениями слуха. Но получается, что об интересах глухих они думают далеко не в первую очередь. Чем это объясняется?

— Тут нужно обеспечить себя, любимого, в первую очередь, а не кого-то. Если спортсмены привозят медали, то они им нужны. А сколько там ненужных… они некоторым даже образования дать не могут.

Прибыль от производства продукции? Возьмут лучше импортное, чем то, что произведут люди с нарушениями слуха. При мне было такое, что директора хотели сделать так, чтобы не указывалось, что товар произведен на предприятии УТОГ. Потому что никто не хочет это покупать.

Глухие нужны руководству УТОГ, чтобы безбедно существовать за счет госфинансирования, аренды и т.д. По поводу аренды — центральное управление забирает 50%. Но они не считают НДС и прочее. В итоге, на самом предприятии, которое сдает площади в аренду, остается какой-то мизер.

Зачем мне такие арендаторы на территории? За такие деньги? А центральное управление УТОГ положит себе свое в карман.

Недавно было опубликовано журналистское расследование, в котором говорилось, что сотрудники Центрального правления УТОГ трудоустроили около 700 членов УТОГ на "Новой почте" без их ведома, а потом в течение нескольких лет вместо них "получали зарплату". Вы сами во время работы сталкивались с подобными фактами? Насколько это распространённая практика?

— У нас по закону на предприятиях со штатом от 25 человек должно работать не менее 4% инвалидов, а чтоб предприятие получало льготу — 50%. Допустим, мне нужно, чтоб у меня было 50 человек с инвалидностью, их надо где-то найти. И в УТОГ и УТОС уже есть отлаженные схемы по заполнению этих "квот". В итоге мы приходим к ситуации, когда из этих 50 людей есть 15 "приглашенных", которые просто принесли свои трудовые книжки и другие документы в отдел кадров, но фактически там не работают.

Отдел кадров их оформляет грузчиками и т.п. Каждый месяц они приходят и стабильно получают зарплату. На слэнге эти люди называются "мертвые души". Вроде никто и не запрещает это делать, но делать этого же нельзя категорически.

Известны ли вам факты злоупотребления в УТОГ, которые бы расследовали правоохранители?

Мы обращались туда в свое время. Там аферистов всех знают. Когда они выехали на место, никого не могли застать, все в командировке. Нереально поймать Максименко, Чепчину и других.